Я здесь:
  • Ксю Голубева
  • Блог
  • Как воспитать маму Глава 9
3
0

Как воспитать маму Глава 9

Глава 9
(Алёна)
Влад шёл впереди меня по берегу реки. А я не хотела его догонять. Я наслаждалась свежим воздухом, красотой природы, далёкой от цивилизации. А ещё мне понравилось кое-что. Мне даже не хочется самой себе признаться, что я совсем по-другому теперь смотрю на Влада. Теперь он не кажется мне конченым наркоманом. Я начала считать его своим ангелом хранителем. Как можно так быстро поменять мнение о себе? Наверное, у него всё-таки дар. Как бы я хотела сейчас обнять со спины. Признаюсь, мне даже на ромашки не так понравилось смотреть, как на его светлые волосы. Они очень красиво развевались от ветра.
Алёна, что у тебя за мысли? Ты должна его ненавидеть. НЕТ! Я НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖНА! Маркова, прекрати на него пялиться! А МНЕ НРАВИТСЯ. Если он увидит твой взгляд, то подумает, что ты в него влюбилась. ЖИЗНЬ СЛИШКОМ КОРОТКА, ЧТОБЫ ПЕРЕЖИВАТЬ ИЗ-ЗА МНЕНИЯ ПОСТОРОННИХ ЛЮДЕЙ.
- Малыш, ты тут?
- Влад, я больше не могу ходить. Пойдём обратно?
- Пойдём. Поговорим.
- О чём?
- А нам не о чем разговаривать?
- Ладно. Пойдём.
***
Мы вернулись в дом. Я сразу плюхнулась на красный диван. Влад быстро побежал на кухню, загремел кружками и чайником.
- Алён, тебе чай надо?
- Давай.
- Сейчас.
Через пять минут он пришёл ко мне с двумя кружками чая. Теперь мне почему-то кажется, что от его заботы становится тепло. Когда мне холодно, он приходит, и всё вокруг греется.
- Рассказывай.
- Что?
- Расскажи мне что-нибудь.
- Меня зовут Алёна. Мне…
- Что это?
- Я тебе рассказываю что-нибудь.
- А ты умеешь отвязываться. Но от меня не получится.
- А я и не пыталась.
- Расскажи мне про своего отца.
- Он убийца. Он убил девушку, из-за которой меня чуть не изнасиловали год назад. На самом деле, она не виновата. Андрей бежал за ней. Я стояла около туалета, когда Ольга-Санта-Клэр забежала туда. Этот прибегает, а там стоит тринадцатилетняя девочка. Вырываться она не сможет. Можно и изнасиловать.
- Подожди. Когда это было?
- Восьмого июня в прошлом году.
- Сейчас. Ты помнишь, где он до тебя дотронулся? – с этими словами он открыл какую-то тетрадь.
- Он хватал меня за руки за шею. А что ты смотришь?
- Подожди. Восьмое июня две тысячи двенадцатого года.
- Что ты смотришь?
- Сейчас объясню. «Сегодня у меня ночью появились красные горячие пятна на руках, шее и ногах». Он тебя за ноги трогал?
- Ну да. Влад, объясни мне, что это?
- С рождения у меня иногда появлялись красные горячие пятна. Они были похожи на ожоги. Через некоторое время они проходили. Никто не мог поставить мне диагноз. Потом всё чаще я начинал жаловаться на эти пятна. Дядя мне сказал, чтобы я вёл дневник этих образований. Теперь я кое-что понял.
- Что?
- Эти образования у меня появляются на тех местах, где тебе причиняют боль. Когда ты мысленно сообщаешь кому-нибудь о неприятностях, ты как бы просишь помощи. А у меня  от этого появляются пятна. Значит, мы с тобой как бы связаны не красной нитью за мизинцы, а красными пятнами.
- Серьёзно? Ты, наверное, настрадался из-за меня.
- Ты что! Мне приятно страдать ради тебя.
- Давай без иронии?
- Я серьёзно. Я тебя люблю.
- Влад, давай сменим тему?
- Давай. О чём ты хочешь у меня спросить?
- Расскажи мне о своих родителях.
- Когда я был таким, как ты, мои родители поехали на практику по альпинизму в горах. Моя мама едва не сорвалась, а отец её перестраховал и упал с горы. Она считала себя виноватой все оставшиеся три дня. На следующий день после гибели отца, мама приехала сюда с трупом отца. В день его похорон она решила, что не может жить, зная, что человек погиб, спасая её. Она винила себя в том, что оставила меня без отца, а я его очень любил. Она выпрыгнула из окна восемнадцатого этажа, оставив предсмертную записку, в которой всё подробно изложила.
- Извини, Влад. Я не хотела причинить тебе боль.
- Что уж там? Уже шесть лет прошло. Теперь я часто хожу на кладбище. Я с горя стал наркоманом, а чтобы меня никто не раскрыл, я стал музыкантом. Потому что всех знаменитостей считают наркоманами.
- Владик, давай завтра сходим на кладбище? Я хочу увидеть тех людей, которые послали мне такого человека, как ты.
- Сходим.
- Алён, а теперь честно скажи, ты меня любишь или нет?
- Влад, я запуталась. Я уже и сама не понимаю, как я к тебе отношусь. У меня такое чувство, что жизнь мне вообще не нужна. Мне её дали, как пробный экзамен, а я её провалила. Я не смогла нормально использовать возможность жить. Мне хочется умереть. Я больше не хочу пробовать эту жизнь. Она меня пьянит.
На моих глазах накатывались слёзы. Мне, правда, хотелось плакать. Я сама не понимаю, кто друг, а кто враг. Я не помню, кого люблю, а кого ненавижу. Люди с такой сумасшедшей скоростью меняют мнение о себе, что я уже не знаю о них ничего. Враги становятся друзьями, а люди, которым я доверяла, как себе – врагами. Я уже не верю никому, даже себе, потому что я не уверена в правильности моих ответов. Мне бы хотелось себе решебник под названием «ЖВНЛ» (жизнь, вера, надежда, любовь).
Почему всё так происходит? Ведь раньше всё было хорошо. Я могла радоваться, не для вида. Я смеялась, не натягивая улыбку. Я любила и ненавидела. Я плакала, когда это нужно было. Ещё две недели назад мы с Димкой гуляли по городу. Я смеялась над его шутками. Сейчас я могу улыбнуться, лишь, вспоминая, с каким чудаком я дружу.
***
Я встала рано утром. Наверное, это привычка. А может, мне просто настолько не хватает Димки и его ранних завтраков, что я встаю в пять часов утра и вспоминаю его.
Я пошла на улицу. Сейчас Авдеев встал и пошёл есть. Надо позвонить ему. Уже давно не слышала голос и даже начала скучать по нему. Димка – самый верный друг. Он поможет в трудную минуту, даже если для него самого это может плохо кончиться.
Я набрала номер своего друга. Через каких-то два гудка я услышала его. Его голос был измученным, будто парень не спал несколько суток.
- Алло.
- Алло. Это кто?
- Дожилась. Мой голос даже лучший друг не узнаёт.
- Маркова?
- Да. А кого ты так ждал услышать в пять часов утра, если о твоих ранних завтраках знают только три человека?
- Алён, извини. Просто я уже четыре дня не сплю.
- Почему?
- А ты как думаешь? Мой брателло уехал куда-то и не сказал мне. Я только от его матери узнал это.
- Дим, ну ты же дружбан?
- Уже сомневаюсь.
- После того, как мне сделали операцию, меня насильно увезли за город. С тех пор я живу, как в трансе. Мне не хватает моего лучшего друга и его дебильных шуточек. Раньше я могла смеяться, потому что мне весело…
- А сейчас не можешь?
- А сейчас мне не весело. Рядом со мной нет чудака Авдеева. Мир стал серым и бессмысленным…
- И поэтому ты решила не звонить мне?
- Поэтому я забыла про всех. Знал бы ты, как мне хочется умереть. Я даже маме ни разу не позвонила. Я про всех забыла.
- Ты там с Ламанским?
- Да. Он пытается меня развеселить, но у него ничего не выходит. Поднять мне настроение может только друг, по которому я безумно скучаю до кончиков волос. Дим, приезжай ко мне.
- Я же не могу заявиться просто так.
- Не просто так. Я же тебя приглашаю.
- Думаю, Влад не обрадуется, увидев меня. Он тебя любит и ревнует ко мне. Что я буду у вас там делать?
- Авдеев, я хочу тебя увидеть.
- Мы увидимся тогда, когда ты вернёшься в город. Ламанский не хочет, чтобы я лишний раз появлялся рядом с тобой.
- А мне плевать на мнение Влада. Я хочу тебя увидеть.
- Алён…
- Что?
- Прости меня.
- За что?
- За все боли, которые я тебе причинил.
- Авдеев, что с тобой? Что-то случилось?
- Нет. Всё хорошо. Но нам с тобой нужно поговорить.
- Хорошо. Я завтра приеду в город.
- Это круто. Я уже скучаю по своей бесбашенной подружке.
- Дурак!
- Зачем же обзываться? Я же скучаю и горю желанием вновь встретиться.
- Конечно! Извини, Дим. Я, наверное позвонила не вовремя. У тебя же там завтрак. Приятного аппетита.
- Тебе тоже, дружбан.
- Пока.
Я отбилась и положила телефон на белый столик, что стоял во дворе. Предалась воспоминаниям. Кому скажешь – не поверят. Алёнка Маркова всегда считала, что жить надо настоящим, а не заглядывать в будущее и не поворачиваться назад. А теперь я сижу и вспоминаю, как же хорошо мне было две недели назад. Мне было весело. А почему, собственно, было? Мне же и сейчас может быть хорошо. Только не сегодня. Мы же с Владом собирались ехать на кладбище к его родителям.
Действительно, мне очень хочется узнать, кто же дал жизнь человеку, который обо мне заботится, словно боится потерять меня. Но куда же я денусь? Я же даже не знаю, где мы находимся. И я точно не представляю себе как отсюда можно сбежать, хотя сама не понимаю, зачем. Сейчас моя жизнь похожа на рай. Но я уже давно поняла, что никому не нужен идеал, всем нужно что-то, совсем не похожее на идеал. Так и тут…

 
Комментировать от
или
еще рекомендуем