Я здесь:
  • Иван Рэрли
  • Блог
  • Детство – это я и ты!
0
27

Детство – это я и ты!

            

null

 

                                               

                                               М. Ю. Каменеву

Чудо хрущёвского времени поражало. Огромная площадь парадов с флагштоком исчезающим в небе, Дворец с зимним садом, бесконечными проходами и переходами, в которых мы тут же запутались: вместо первого этажа попали на второй – в фото-киносектор.

Неизвестно как бы сложились Мишина и моя судьбы, если бы мы попали туда  куда  шли -  в сектор Интернациональной дружбы. Возможно, кто - нибудь из нас стал дипломатом, а, может быть, возненавидев заморское, подался в националисты.

Кто знает?

Но мы пришли в фото- киносектор и  восхищением рассматривали висящую в коридоре выставку- фотографии таких же, как и мы девятиклассников, наклеенные на десятимиллиметровую фанеру, выглядевшие внушительно и нарядно.

Наш интерес не остался незамеченным. Из глубины коридора вышел несколько угловатый человек:

- Ребята  вы к кому?

Мы стали что-то бубнить про Клуб  Интернациональной дружба, адреса…

Человек подошел, посмотрел на нас внимательно и сказал:

- Приходите к нам заниматься фотографией.

 Так я впервые встретился с  Израилем Исааковичем Гольдбергом.         

                         Прошло25 лет…

Чем больше цифры, тем легче ими жонглировать…

 Странная, обратная зависимость…

 Почему странная?

Временное расстояние даёт свободу и лёгкость суждений, необязательность правды. Кто знает сегодня точно:  какого цвета были глаза у Малюты Скуратова, или какие имена не любил Кутузов?

Вроде бы,  мелочи. Но из них складывается истинный, а не придуманный портрет человека.

Вспоминая Израиля Исааковича, меньше всего хотелось такой «исторической фантазии».

«Стыдно вспомнить» - его, постоянно им произносимые слова. Такая этика отношений может показаться устаревшей и непригодной. Это – не так. Берусь утверждать – именно её остро не хватает нам сегодня.

Главное чему нас научил Израиль Исаакович –не умение фотографировать и печатать снимки. Мы переняли у него ЭТИКУ ЖИЗНИ  неприкрытую, настоящую, документальную - как фотография.

Подлинность – главное её качество.

В пору массового распространения электронных вспышек «максимально облегчающих труд фотографа в условиях недостаточного освещения» Израиль Исаакович категорически запрещал пользоваться ими.

Правдами и неправдами доставал у своего приятеля профессора ВГИКа Евсея Абрамовича Иофиса «особую, военную, авиационную» плёнку А-2 и раздавал её нам: «чтобы учились видеть»

В этом отрицании искусственности, муляжности  жизни был весь Израиль Исаакович.

Время безжалостно к памяти. Разрушает её, переставляя события и факты, путая даты и имена.       

В воспоминаниях Израиля Исааковича, изданных к его юбилею – 90-летию со дня рождения, я нашел строчки про себя: «В каждом из детей, пришедших в фотостудию, я старался развить творческое начало. Вспоминаются Миша Каменев и Серёжа Филиппов – долго они ходили в «трудных», с характером были мальчики. Сегодня один из них работает на киностудии им. Горького, другой в Союзе журналистов…»

Сережа Филиппов – мой племянник. На двадцать с лишним лет моложе меня. Занимался он не у Израиля Исааковича, а у его ученицы – Галины Валентиновны Филипповой. Столько Филипповых – вот и произошла путаница. Удивили меня слова «ходили в трудных»  и  ещё больше» с характером были мальчики».

Прав, Пушкин «бывают странные сближенья»…

По- видимому, Израиль Исаакович хотел сказать о самом одарённом из нас – Вите Ершове. Почему он спроецировался на нас Мишей – остаётся загадкой. Витя действительно был «трудным»  подростком, злоупотреблял выпивкой и, погиб, что называется «от пьяни», замёрзнув в отогнанной на запасные пути электричке  в «лихие 90-е».

Мы же с Мишей, были «мальчиками с Высотки» - продуктами постсталинского времени, сохранившие в себе его приверженность к дисциплине и порядку.                   

К тому же,  даже по меркам тех лет нас родители «воспитывали строго», добиваясь того, чтобы мы «прилично вели себя и, чтобы «о нас хорошо говорили люди».

Кем, кем, а «трудными» мы уж точно не были!

Прав Израиль Исаакович. Миша большую часть своей жизни (он умер в 1999 году) проработал на студии им. Горького оператором известного всем детского киножурнала «Ералаш».

Я же в то время, когда писались воспоминания, работал старшим инструктором Правления Союза журналистов СССР.

Став фотокорреспондентами  Дворца пионеров мы могли свободно фотографировать во всех кружках и секциях. Не знаю, как было у других фотографов – Миша и я начинали с прямого копирования «классических образцов». В свежем номере «Огонька» появляется снимок киевского фотографа Николая Козловского «Балерина»- девушка присела отдохнуть, облокотившись щекой о пианино, мы тут же делаем свой вариант – «После тренировки».               

Сегодня, действительно «стыдно вспомнить», тогда же это «творение» казалось настоящим шедевром.

Бывают и другие «странные сближения».

В декабре недавнего 2011 года  в экспозиции «Коллекция галереи имени братьев Люмьер. Юбилейная выставка» моя фотография «Игра у моря»  соседствовала с известным ещё с дворцовских времён  «Поединком» Всеволода Тарасевича. Разве мы могли уже тогда не откликнуться на него?

            Появился наш вариант «Жизнь подскажет».

Мир детства радостного, брызжущего энергией  и неторопливого,  раздумчивого постоянно окружал нас во Дворце. Выплёскивался на фотографии. Мы не просто «снимали на карточку, оставляя память о событиях, пытались выразить себя через снимки.

Многое, если не всё, тогда закладывалось в нас. Как-то само собою получилось, то о чём мы спорили, что выводили в виде «теорий жизни» стало темой и основой фотографий.

 У меня - это продолжение преодоления стыда перед женским. У меня и у Миши  - преклонение перед девочками живущими «не как растения», а стремящимися быть стройными, выносливыми, красивыми.                                      

Не случайно, наша первая опубликованная  года в газете «Московский  комсомолец» 8 апреля 1965 года  фотография имела подпись «В спортивном зале».

Тема девичьей красоты, художественной и спортивной гимнастик стала для нас основной. Девочки, занимавшиеся гимнастикой, казались нам существами внеземными, обладавшими всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами.

Появился даже специальный термин для их определения - МУЖЕСТВЕННАЯ КРАСОТА.

Мы договорились с Мишей, что все наши фотографии будут подписываться двумя фамилиями.

На ближайшей Выставке во Дворце мы получили семь дипломов: от первой до третьей степени.

7 ноября 1965 года стало для нас действительно праздником!

 Главная газета страны «правда» с 9 миллионным тиражом опубликовала нашу  фотографию «Огни праздничной Москвы».

Мы становились дворцовскими знаменитостями. Вслед за местным, мы победили фотографией «На уроке» во Всесоюзном конкурсе пионеров и школьников и получили награду – путёвки в «Артек».

Сегодня через 47 лет ясно видно: мы бы ничего не достигли в фото графии, если бы не возможности, которые открывались перед нами во Дворце пионеров.

 Мы не просто снимали, мы «фотографировали  для выставок».

Соревновательский дух не давал покоя, гнал нас на новые и новые съёмки, заставлял придумывать новые темы, искать не затасканные сюжеты.

Подсознательный поиск своей ниши в фотографии и определил наше развитие.

 

 

Комментировать от
или
еще рекомендуем