Я здесь:
  • Иван Рэрли
  • Блог
  • В конюшне музыка играла
36
22

В конюшне музыка играла

null

 

                              

            Случилось так, что три события связались воедино. Патриаршьи пруды. Озорная  булгаковская  мысль  привела к ним  Берлиоза. В переулке , как раз напротив того  места где  стояла  магическая скамейка  поселился на чердаке со своей мастерской - лабораторией  Леонид  Аркадьевич  Ратьков. И, наконец, не  столь громкое, но все же  мое появление на свет, совсем рядом - в  Спиридоньевском переулке.

           Леонид  Аркадьевич  был человек профессии редкой. Недоверчиво относились к нему поэтому. Шутка ли сказать -гипнотизер. Балаган какой-то, а не  профессия.  Сам же Ратьков нес свой  гипнотизерский крест гордо. Всегда   поправлял : «Не   гипнотизер, а врач- гипнолог, и  статейки  в свою защиту тискал, то в «Науке и жизни , то  в «Технике  молодежи» , и   даже в «Вопросах  философии». Только  противники его статеек совсем не читали. Они гордо называли  себя медиками - психотерапевтами. Психотерапевтом  называл себя и  Леонид Аркадьевич. Это была не его профессия - средство к существованию. Раз  в неделю по пятницам  он  выдавал  страждущим  справки о душевном  здоровье, и  скучающе смотрел в окно - там  была его  жизнь. Слово жизнь можно понимать  по - разному. Ратьков понимал его  буквально : мощно и широко. Находил  приятелей с  дачами и бассейнами, где на островках, покрытых  тигровыми  шкурами нежились  дочерна  загорелые  белокурые  девицы. Отправляясь  в  воскресенье в  Серебряный  бор, он не  только  погружался в  прохладные воды Москвы - реки, но  и  «вырывался  в  космос» - подзарежался  энергией из открытой  им   здесь  озонной дыры.

          Вот это-то стремление, или нет точнее страсть, ко всему возвышенному, порой даже выжигающая сознание, привела его  к  нам, к  музыкантам. Мы - люди нервно - неустойчивые - легкоранимые. Неудивительно поэтому, что первое знакомство с нами всегда у  Леонида  Аркадьевича  происходило  в белом  халате, и только затем из всех «заболевших» он выделял тех, с кем общался не только в старом, покосившемся  особняке  психдиспанцера , но и в лаборатории у  Патриаршьих  прудов. 

         Так попал  к  Ратькову  я.  Как профессионал, могу заверить, что говорить о том , что  Леонид Аркадьевич  был знатоком музыки , значит ни о чем  не говорить.  Он заново  переживал ее в себе и возвращал к исполнителю возвышенную и очищенную. Он хотел дотянуться  до  «идеального  звучания», но более грустного , чем  то  когда  «излеченный от  нервного недуга» начинал  играть, было придумать  трудно. Прежняя страстность, выразительность звука  исчезала, уступая место мертвому холодному  академизму.

        Ратьков  мучался, терзался называл(правда не вслух)  себя убийцей, изобретал  кары  немыслимые, пока в кабинете у него не появился сантехник  Толя. Сам он, впрочем, сантехником себя  не считал  и  говорил, что работает дворником.

        Внешне Толя был  устрашающе  слабоумным. А обещания  Леонида  Аркадьевича, что  он  «в   два счета» с помощью гипноза сделает из него Чайковского казались пустой, отчаянной  похвальбой. Каждый из нас полз к успеху  через годы, годы изнурительных занятий, а тут сразу от унитаза и  метлы  к гармонии и звукам...

       Однако, недаром все же люди считают: не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Есть такая  штука - гипнабельность. Способность человека легко и просто входить в  состояние гипноза. Толя обладал  сверхгипнабельностью. К сожалению, это был его основной и оборотный  капитал. Говорил он несвязно, писал с  грамматическими ошибками,  и музыку   лишь  «иногда слышал по радио». Толя как раз и пришел к Леониду Аркадьевичу в психдиспанцер  за справкой - оформлял  инвалидность.

       «Подъем, подъем, - зарычал  Ратьков, гипнотизируя  дворника. И... Толя  заиграл. По воздуху, без рояля. « Ты, Чайковский, тебе  хорошо, легко, ты  играешь  Первый концерт, это твое сотое выступление, ты совсем не  волнуешься...»

      Толя энергично перебирал воздух пальцами и даже под конец раскланялся точь - в - точь  как  Петр  Ильич. Как  это он подсмотрел по радио - не знаю.

       Потрясенные, мы наградили «русского мага»( так называла Ратькова западная пресса) аплодисментами. Стали обсуждать увиденное , как никак свершившиеся имеет к нам прямое отношение.

     А что если? ... Оказалось можно. То, искомое  глубинное качество звука  и  возникало само по себе, если мы, профессиональные музыканты будем в глубоком  гипнозе становиться  Чайковскими.

    Я, к сожалению, совершено не  гипнабелен. Мой друг - скрипач Лева  Масич, второй, после Толи побывавший Чайковским, рассказывал потом: «Смычок перестаешь  чувствовать, играешь собою...»

    Что  касается Толи, то свою альтернативу - стать музыкантом или остаться дворником, он решил без колебаний. Дворник - профессия, говорил он мне, а их вон сколько со скрипками и все своими неврозами мучаются.

      Вскоре  я стал  замечать, что  Леонид  Аркадьевич  скучает  с  нами.  Скучал он  и без нас. Идея пожирала  себя. Были уже распечатаны статьи, фильмы  и даже  из  пугающего  своей неопознанностью  Таиланда пришла открытка, поздравляющая «мистера  Ратькова  с  феноменальным  успехом». К открытке прилагался какой-то аппарат, напоминавший по виду складной пляжный зонтик, призванный  «усиливать все  возможные таланты в человеке». Как это делать практически - умалчивалось и аппарат  перекочевал на стеллажи до лучших  времен, а  Леонидом  Аркадьевичем  овладела другая  идея.

        Дело в том, что  еще до увлечения  гипнозом  и  музыкой он  был художником. Со  временем  его живописные  опыты  раздробились, исчезли под  мощным напором  гипнотического творчества, сейчас  же  воскресли вновь.

 Не надо только идеализировать картину. Все было до обидного  просто.

       Леонид Аркадьевич  ходил  по  лаборатории  и  в  бессильной  злобе.  На  себя, свою  беспомощность  и бездарность  мял  и карежил пальцами  банки из - под  сгущенного  молока. Любимое, его, между прочим, занятие. Он даже собирался  сделать из отформованных  страстью банок выставку «авангардной  скульптуры».

       Однако банки  банками, а  мысль  как  назло  не шла. Не шла, да и все тут. Познав силу  творческого преображения в гипнозе «русский маг»  понял и слабость свою  и своей  методы.

       Как минимум  ее  исходным  пунктом  должна  была быть увлеченность. Все равно  чем: фортепиано  или  виолончелью, скрипкой или  голосом.

      Как музыкант, подтверждаю -   на равнодушных, правильных исполнителей  гипноз  не действовал. Они и лечили  у  Ратькова свои неврозы, потому - что привычное спокойствие  покинуло их, а уверенность в себе никак не приходила.

     С  такими  вот мыслями  Леонид Аркадьевич  сидел однажды  в  лаборатории, когда в дверь постучал  кто - то робко, нерешительно, почти нежно.

     О  ратьковской  двери можно написать  отдельную повесть : кованная,  с большими металлическими заклепками  и медными, позеленевшим  ручками - не дверь, а крышка  от  бабушкиного сундука с драгоценностями, а может, и  скорее всего, только со старым, пронафталиненным, давно уже  всеми забытом и ненужным  барахлом. Но не в ней  суть.

      Стук стал  слышнее, и  Леонид Аркадьевич, повинуясь  его настойчивости, со звоном и скрежетом  откинул   крюк. На  пороге  стояла, смущаясь и нервно теребя  пальцы, совсем  девчонка - в коротенькой  юбке, в  гольфах, с  разбитыми коленками и папкой.

    «Мне сказали, что тут  у вас учат таланту. Я пришла. Я  готова». Девчонка закраснелась  и умолкла.

    Леонид Аркадьевич  осмотрел  незнакомку  критически, поинтересовался : « А ты что умеешь, - и  спохватившись закончил : - Проходи, проходи, здесь  моя лаборатория». Соискательница таланта  с жадным  любопытством осмотрела висящие на стенах пейзажи, стоящие на подоконнике гипсовые головки, прислоненные к стульям  стыдливо воздушные ню и пропищала еле слышно: «Я  тоже хочу так рисовать...»

     В папке  оказались  почти  детские  наброски. Речка, домик, дым  из трубы. «Тебе  сколько  лет - то, - невольно вырвалось у мэтра гипноза

 «Пятнадцать».

«А зовут  как?»

«Катя».

         Через год  ее картины висели в самом модном  в  Москве выставочном зале. Знатоки трясли  бородами и закатывали  в восторге  глаза. Картины  и впрямь были  необычные. Мягкие, еле  уловимые  переходы  цветов оранжевого, красного, зеленого. Катя стояла тут же рядом, и  вопрос к ней был все время один : «Как , ты во сне все нарисовала ?!»  Катя смущалась, запиналась и под конец неизменно  говорила  «да». Наиболее настырным она объясняла, что Леонид  Аркадьевич превращал ее в гипнозе  то в  Крамского, то в Репина, и уж от их  имени  и таланта она рисовала. Что получилось - видите  сами. Видели, то видели, но все  равно сомневались. Не Катина в том  вина.

       Сочетание слова «гипноз» со словом  «творчество»  звучит для  многих странно. На  Катю  ценители абстрактной  и сюрреалистической живописи  смотрели как  на залетевшую нагло белую ворону. Может быть потому, что звук так же эфемерен и призрачен как гипнотический сигнал, мы   всегда понимали друг друга. С художниками - не получилось.

     Оставалась еще тайна.

Тайна была  и тайна великая. Она ускользала и от восторженно - говорливой «Техники - молодежи»  и  от   сурово - мрачных  «Вопросов Философии». Уважаемые журналы видели результат. Рассказывая о выставке, отмечая  Катины  «видения» , они привычно поклонялись  «неразгаданной силе гипноза». Сила была, неразгаданность - тоже, но совсем не те, воспеваемые журналистами.

       Гипноз - не только  творчество и не в  первую  очередь. Прежде сего - это полное обезволивание человека, подчинение его себе. Прибежище слабых и не развитых душ. Нитшеанская  воля к власти   становится в нем условием и необходимостью.

     Потому- то  гипноз так привлекателен для женщин. Как прекрасно  сначала отдаться мужчине целиком, без  остатка, не физически, фи, какая гадость, - духовно, испытать при этом все удовольствия, плюс оставить как память о пережитом  картину или набросок. Кто даст еще такое? Только  он - добрый  гений  Леонид  Аркадьевич  Ратьков.

       «Он  один  может  пробудить  в  любой, даже самой бесчувственной - женщину, -убежденно  говорила мне Катя .- Леонид Аркадьевич  больше  чем бог, он одаривает нас  самым большим  дефицитом в мире - наслаждением».

        Я и не спорил. Видел сам  Катину преданность. Но это была видимая часть айсберга.

         Подводная? Она - то и не давала  покоя. Я  привык  воспринимать мир через интонации. Тончайшие  оттенки чувств, настроений  для меня  значат  гораздо больше  чем  слова. Уже тогда на вернисаже я заметил, что Катя не только восторгается  Ратьковым, но и  чем - то встревожена, испугана.

       Потом были  гастроли : Германия, Италия, Франция. Встретились не на выставке. На ипподроме. Заездов не было - понедельник.Мы одиноко сидели среди пустых, нависавших трибун : смотрели как ветер  гоняет по проходам бумажки. Говорила больше  Катя :

       «Денис Петрович, а у нас новость - школа по обучению живописи  в  состоянии  глубокого  гипноза. Кроме меня еще десять девочек - разных, но все тянутся и, знаете, получается...»

Слушая ее, я не понимал почему за  восторженными словами прячется  такая бездна  отчаяния. Кто заставляет ее говорит их, а  не  то, что на самом деле? Наконец не выдержал, спросил: « У тебя что -то случилось?»

С  разгона Катя  еле  остановилась, больно ударившись о невидимую  стену.

«Случилось?»

Ее голубые беззащитные глаза заблестели от слез.

«А  что видно?»

«Кому как. Давай рассказывай...»     

     «Египетские  ночи» -  называлось новое увлечение  Леонида  Аркадьевича. Катю смущало даже не то, что «ночи»  были, естественно, ночами наготы       ( ради любимого учителя она была способна и не на такое), а то каким способом достигалось  послушание:

    «Ни девочки, ни я  даже не догадывались, что с нами  вытворял  Леонид  Аркадьевич. Мы б так никогда ничего не узнали, если бы он сам не рассказал, хвастаясь своей силой гипнотизера.

...Главное даже не это. Я чувствую постоянную зависимость от него : его настроения, мыслей, его желаний. Он  заполнил меня всю, взял себе без остатка. Даже ночью  во всех снах только он».

    Катя  всхлипнула и тупо уставилась в зеленый овал ипподрома. Я  молчал, боясь навредить  еще больше  своим  вмешательством. Глаза ее  просили, молили о помощи. Так же, глазами, я  спросил - «Чем?»

    Катя  очнулась. Прижалась ко мне.

«Денис Петрович, возьмите. Потом  встретимся и поговорим».

 

Комментировать от
или
  • не поняла я суть статьи ,а можно в двух словах ее смысл ?

  • Это чьи картины вы ставите над своими статьями.Искаженные черты,яркие цвета похоже на шизофрению.Подскажите автора?

    • Насколько я знаю, если человек рисует черное солнце - можно судить о том, что у него шизофрения. Не помню, правда где вычитала.

    • Не всегда. Мой учитель в психиатрии Андрей Васильевич Снежневский был,как раз "светилом" в области шизофрении. Он предостерегал от тестовых методов диагностики. Равно как от диагностики по отдельны, кажущимися шиззоидными проявлениям

    • а если рисуешь затмение?)) все, кранты - шизофреник?))))

    • Кто сказал? мЕтодика проектного рисунка из психологии,а не из психиатрии.Это напоминает лисий хвост, за котрый МАкарова посадили за ,якобы, педофилию.

    • кто такой макаров и зачем его посадили? не поняла, он тоже рисовал чтото?

    • Девочка его нарисовала лису схвостом, а психолог узрела в хвосте мужской член.

    • девочка его - в смысле дочка? у меня тоже рисовала всех с хвостами..а как надо? без?)

    • Да нет. Вы не поняли. Это был психологичемкий,якобы тест. Мол девочка раз рисует членоподобное , значит думает об этом и,значит откц развращал её. Чушь полная,но суд прислушался. Сначала дали 14 лет,как за изнасилование, затем скосили до пяти. За лисий хвост.

    • почему не поняла? именно это я и поняла..Обалдеть.. что то я не слышала про такого макарова..Давно было?

    • В прошлом году в Москве. Педофашизм в действии.

    • хм.. однако..а где почитать об этом можно? есть у вас какие то ссылки на инфу?интересно

    • Юля! Вот:

      http://rusrep.ru/article/2011/11/08/expertiza


      Отца обвинили в совращении семилетней дочки, потому что она нарисовала кошку с фаллическим хвостом

      Владимир Макаров уже год сидит в СИЗО. На фото, сделанном незадолго до ареста, он с женой Татьяной, которая упорно отстаивает невиновность мужа

      Фото: КАРА

      Но виноват ли мужчина на самом деле? [обсуждение]

      Дарья ТОКАРЕВА — 11.08.2011

      «Доченька, я должен сказать тебе правду. Я не уезжал в командировку в Америку. Весь этот долгий год, который мы были не вместе, я находился в космосе. Милая моя доченька, знай, что если я не вернусь, то, значит, я нашел одну из «черных дыр», о которых мы с тобой читали. Значит, они существуют! И это здорово, раз мы с тобой смогли это доказать! Но, к сожалению, вернуться я уже никогда не смогу...»

      Владимир срочно дописывал письмо, пока сокамерники спали, - появилась оказия передать весточку на волю. Ну как семилетней дочурке объяснить, что папа сидит из-за того, что «в неустановленном следствием месте, в неустановленное следствием время и неустановленным следствием способом» совершил насилие... над ней же самой?  

      СЛЕДОВАТЕЛЬ ПРИЕХАЛ ЧЕРЕЗ ЧАС

      Из детской донесся крик.

      - Я упала со шведской стенки... - выдавила Карина.

      - Скорее всего, перелом позвоночника, - констатировали врачи «Скорой». В детской клинической больнице Св. Владимира подтвердили компрессионный перелом. Девочку положили на вытяжку, взяли анализы, чтобы проверить, нет ли ушиба почек.

      Девочка потихоньку засыпала. Мама Таня крепко сжимала ее маленькую ладошку.

      - Можно вас на секундочку, - в палату заглянул врач. - В моче девочки обнаружены мертвые сперматозоиды...

      - А ходить она будет? - перебила Татьяна.

      - При чем тут это? Будет она ходить! Я вам про сперматозоиды... Мы должны сообщить в прокуратуру.

      - А... конечно...

      Скоро в палату заглянул 25-летний следователь межрайонной прокуратуры Москвы:

      - В анализе Карины обнаружили дохлых сперматозоидов, ребенка изнасиловали. Кто? Раз она всегда дома, то папа.

      - Вы с ума сошли? - До Тани наконец-то дошел смысл происходящего.

      - Сейчас анализы на экспертизу отправим, обыск проведем, гинекологу девочку покажем... - бодро заключил следователь.

      На этом рисунке Карины, приобщенном к делу, психолог нашла изображение девушки-кошки с ярко выраженными бедрами и грудью и сделала заключение: девочка в курсе гендерных различий и, значит, вовлечена в сексуальные взаимоотношения
      Фото: Андрей КАРА

      СЕКСУАЛЬНЫЕ КОШКИ

      - Мы действуем в интересах вашей дочери, - не уставал повторять следователь. Видимо, именно поэтому семилетнего ребенка, лежащего на вытяжке, повезли среди ночи в Измайловскую больницу, так как в клинике Св. Владимира гинеколога не оказалось. Врач, осмотрев девочку, заявила, что над Кариной никто насильственных действий не совершал. Но врач-то и ошибиться могла. Бравые сотрудники прокуратуры перевернули вверх дном квартиру. Изъяли компьютеры, видеокассеты, диски, простыню с кровати родителей и одежду девочки. И ничего, что забыли пригласить понятых, составить опись изъятого...

      Утром в палату Карины явились следователь и психолог Центра психолого-медико-социального сопровождения.  

      - Не будем мешать специалисту, - сотрудник прокуратуры буквально силком выставил маму за дверь. Хотя допрос несовершеннолетнего должен проводиться в присутствии либо родителя, либо опекуна. Через два часа психолог вышла из палаты и улыбнулась Тане:

      - Вроде все с вашей девочкой хорошо.

      Тут в этой истории можно бы поставить точку и оставить семью Макаровых в покое. Родители Карины вместе уже 13 лет, венчались. Татьяна работает корректором и редактором, Владимир - замначальника отдела Минтранса РФ. Дочку водят в художественную школу. Но...

      Пришли результаты экспертизы Бюро судебно-медицинской экспертизы: «с известной долей определенности» они не исключили присутствие в мазке девочки ДНК ее отца. С какой такой долей, эксперт так и не смогла сказать. Это медицинская формулировка, которая применяется, когда точный вывод невозможен, - либо есть, либо нет. Следствие решило - есть! Ну а то, что мазок подписан «Миронова Карина»... Миронова - Макарова - какая разница?

      Еще более «обоснованным» стало заключение психолога центра по поводу рисунков девочки: «В изображении кошки фигурирует фаллический хвост с сильной штриховкой. Изображение выполнено в эмоционально неблагоприятном цвете (черный)», «Фигура девушки сексуализирована и выглядит обнаженной, прорисованы бедра, талия и грудь».  Вывод: если ребенок в семь лет может различить гендерные особенности человека и изображает черные «фаллообразные» хвосты - значит, вовлечен в сексуальные взаимоотношения. И вообще, на следующий день после перелома позвоночника девочка, по мнению специалиста, почему-то нервничала и держала руки в районе половых органов. Рисунки Карины, как и экспертизу, приобщили к делу.

      ВИНОВЕН, НЕВИНОВЕН, КАКАЯ РАЗНИЦА!

      Владимир Макаров не выдержал.

      - Все, пойду на полиграф (детектор лжи. - Авт.), - вернувшись с очередного допроса, сообщил он жене.

    • Когда я брала интервью у психиатра, он сказал, что лучший метод диагностики - клинический, то есть общение с пациентом.

    • Вот уж интересный вопрос. Я ж не психиатр, не знаю, может просто - грустный художник?

    • Алёна! А ты журналист? Коллега. У меня первое образование журналистское. !0 лет отработал в газете "Советская культура". А уж потом подался - сначала в психологию, потом в психиатрию.

      Твой психиатр совершенно прав. Боле того,в психиатрию меня буквально за волосы затащил Снежневский. Я был "чаечерпием" на вечерах  у Нины Игнатьевны Фелинской. Та был почти весь цвет психиатрической Москвы. И была у нас игра - поставить диагноз по телевизионному изображению. Телевизор же "рентген характера". Вот мы и развлекались. За тр года вечеров я ни разу не ошибся. Вот и приговорил себя сам ,сначала к клинической психиаирии (проходил ординатуру в Кащенко),затем к психотерапии (кафедра медицинской психологии Первого МЕДа)

    • Очень было интересно узнать столько информации о вас, будете смеяться, но я подумываю о том, чтобы получить второе высшее - психологию. Но пока это только планы.

    • А почему смеяться? Я бы предложил не психолгию - психиатрию. Психология раба тестов и неживых схем поведения. Психиатрия - живое,настоящее дело!

      Я помотрел твою фотосесию на сайте. Если подойти к ней с тестовой точки зрения - лангитюда: исследования личности по фотграфии,то у тебя достаточно воли,чтобы общаться с психотиками. Да и сценарий твоей жизни"ПОЗНАВАЯ - ПОБЕЖДАТЬ" может помочь этому.

    • Спасибо, за такие слова.

    • Не зачто. Алёна! Открой в поискове тест Люшера. Проверь меня. Это не сложный тест - цветовой.

    • Тест Люшера, тест Люшера, что-то очень знакомое, мы в интитуте кажется что-то о нем слышали, но что я уже и не вспомню.

    • Он есть в поискове. Даёт сегодняшний срез - но точный..

    • Прошла тест Люшера, занимательно, но не более того, как бы эта информация, я не понимаю куда ее применить.

    • К жизни! Это и есть психология - жизнь по схемам.

    • Дааа, точно психолог из меня будет никудышний, схемы не слишком мне нравятся.

    • Алёна! Я уже прошёл этот путь. Журналист - это контактёр. Он имеет дело с живыми людьми,а не со схемами.

    • Я сегодня с таким интересным исследователем познакомилась - он увлекаетсямаленькими микробами, там амебами, инфузориями создал зоопарк под микроскопом. Люблю свою работу, потому что можно ближе пообщаться с интересными людьми.

    • Вот именно. Я был вынужден искать разные прикрытия для моей основной работы. А тебе -то зачем психология?

    • Хороший вопрос зачем. Надо над ним еще подумать, может потому что отввет не найден, я в этом году и не поступила.

    • Продуктивнее развивать свои контактёрские качества,наращивать лёгкость общения.

    • А разве психология не помогает развивать эти качества? Я считала, что помогает....

    • Могу судить по своему опыту и практическогопсихолога и преподавтеля психологии - нет. Она запутывает схемами, тестами - всегда приблизительными и относительными. Возьми ту же соционику.

    • Тогда пожалуй я еще подумаю нужно ли мне поступать на психологию и вообще, что мне нужно.

еще рекомендуем