Я здесь:
  • Иван Рэрли
  • Блог
  • Уловимые мстители
11
23

Уловимые мстители

null

 

Скажу сразу: не было никаких сверх тайн, никаких боевых и интеллектуальных усилий. Не было и супергероя.

Был я со своими заморочками и тараканами, и ещё  повестка – запрос передо мною. Как учили в разведшколе, стал прикидывать возможные варианты. Нет. Неправда. Вариантов не было. Был один, единственный, видевшейся мне верным путь. Направил меня на него  давний, ещё с детства, приятель Миша Каменев.

Для него труба сыграла почти на год раньше.

 Не  вдаваясь в подробности – телеграфно. Мы поступали с ним на операторский факультет ВГИКа. Миша прошёл творческий конкурс и поступил, меня же не допустили, сказав, что мои фотографии «журналистские» и моё место на журфаке. Правильно сказали.

ВГИК – вечная синекура. Армейская  служба от ВГИКа  не исключение.

 Не секрет, что для людей «творческих  и  интеллигентных» в армии всегда находились удобные и тёплые местечки. Они содержались в строжайшей тайне и передавались от служащего поколения «забритых творцов» -  к другому.Одно из них было в штабе Московского военного округа, в роте охраны. Рота охраны – для комиссий и проверок. На самом деле «будущие деятели советского киноискусства» в том, страшно далёком, призывном 1974 году работали бытовыми фотографами. Шёл обмен паспортов и «товарищам офицерам» было в тягость ходить «сниматься на карточку». Они предпочитали делать  это, что называется «не отходя от кассы» - на рабочем месте.

Фотографов было трое. Два Миши. Первый: Миша Каменев – мой друг. Второй:  кумир девочек - подростков «неуловимы мститель», Миша Метёлкин – Валерка - «студент» по фильму и «живописец», писавший декорации на «Мосфильме» - Володя Артёмов. Их служба заканчивалась,  и «товарищи офицеры» (они же держатели блатных мест) попросили уходящих «найти себе достойную замену».

Кроме меня в нашу компанию «дублёров» вошли Илюша  Фрэз – сын режиссёра Фрэза, тоже выпускник операторского факультета ВГИКа  и  выпускник экономического факультета  ВГИКа  Женя  Виноградов, мутная личность, во время службы постоянно подставлявший нас.

Пользуясь возможностью, попробую нарисовать реальную картину призыва. Возможно, не «маслом», но пережитую  – точно.

Я «явился», как было указано в повестке «с вещмешком, в недорогой  и удобной одежде»  к  9.00  на городской сборный пункт на Николо- Угрешскую улицу.

 Явился и полтора  дня ждал, когда приедут из части мои «забирающие».

Много лет спустя, когда читал про захват заложников в Беслане и об их пленении в спортзале,  сразу же вспомнил те полтора дня на городском сборном пункте.

Такой же школьный спортзал, набитый  «под завязку» будущими защитниками Родины, душный и невыносимо вонючий, но не потом и экскрементами, как в Беслане, а перегаром.

 Ещё бы!

 «Как родная меня мать провожала…»  и без пьянки!

 Никогда!

Правда, в отличие  от  беслановского   спортзала  не висели гранаты на растяжках, и не было на улице жары. Шёл моросящий сентябрьский дождь.

Не знаю как в беслановском, в Угрешском спортзале то там, то здесь вспыхивали драки. Их разнимали солдаты с огромными красными повязками с надписью «дежурный». Не успевала драка утихнуть, как начиналась другая, и так без конца.

Наконец, за мной приехали.

Лейтенант с сержантом и с автобусом «ПАЗ». Обычным ,не переоборудованным под катафалк.  В те годы  «ПАЗики» прокладывали последний путь, что было само по себе символично. В автобусе  я  обнаружил подобранных в их «родных»  военкоматах Илью и Женю.

Путь оказался не последним, но поучительным.

«На месте» - в казарме на улице Осипенко нас троих заставили раздеться догола, отобрали  одежду («не волнуйтесь, будет лежать на складе, когда дембельнётесь – возьмёте») и отправили стричься и мыться.

 Подозреваю нам, как блатным, оказали такой «радушный приём».

 Наголо остригли головы,  и по ним загулял ветер. Солдатик (рыжий, конопатый – его бы, а не дедушку убить лопатой!) сказал, что «приказано стричь и внизу», то есть в паху.

Всё бы ничего, если бы не его, видевшая с десяток призывов, наверняка, немецкая трофейная ручная машинка.   Она не стригла, а рвала волосы. На голове  образовались от неё ссадины, пах же кровоточил так, будто  я побывал в «застенках гестапо».

Гестапо реальное, не киношное,  продолжилось дальше. В бане.

Назвать её  баней можно, только, если  иметь в виду съёмки документального фильма о нацистском концлагере.

Души не работали. Вода  еле - еле капала из них. Под ногами по колено неслась неизвестно куда  слегка тёплая вода с фекалиями.

Честное слово, я, увлекавшийся перед призывом польским кино, пожалел, что пропадает такое концлагерное чудо.

Оросившись сверху и  помесив воду ногами внизу, мы отправились одеваться.

 Уверен, тот, кто разработал этот ритуал «посвящения в солдаты» был законченным  садистом.

 Пришивание  воротничков, наматывание портянок, взводный полуграмотный, постоянно удивляющийся: «как можно столько учиться…»  и при встрече с Мишей Метёлкиным, раскрывавший рот  в онемении.            

Наш ротный командир (не помню ни его имени, ни отчества,  звание помню -  старший лейтенант), на политзанятиях истерически кричал:

- Убей американца!

  Раздави его, как лобковую вошь!                                                      

Если бы я к тому времени основательно не изучил бы брехтовскую теорию отстранения, то, сошёл бы с ума от нерастраченной ненависти и унижения.

Может быть, поэтому, пережив, глубинно прочувствовав крайнее, я потом везде говорил:  унижение не в наказании, а в проступке, если ты его совершил.

 В армии унижали и  растаптывали незаслуженно.

Была одна отдушина – метёлкинские «Неуловимые мстители».

Служба – службой, а  «прославленных  героев»  требует  на сцену страна. И они выходили. В кинотеатрах, пионерских лагерях, санаториях.

Местом сбора всегда была наша фотолаборатория. Из Алабино, где служил в кавалерийском полку, приезжал Витя Косых, на метро из дома – Валя  Курдюкова. Втроём они шли «к  полковнику» (честное слово – не знаю к какому). Он никогда не отказывал, давал «неуловимым» увольнительные на день или два  «для  производства  концерта».

Не хотелось бы становиться в один ряд с таблоидами, но, придерживаясь правды, обязан сказать. Умерший, при так и невыясненных обстоятельствах в декабре 2011 года,  Витя Косых ( я думаю он, сильно выпив, замёрз на морозе), был не только талантливым артистом, но и хроническим алкоголиком.

 Откуда хватало у «товарищей офицеров» сил терпеть его пьяные выходки!

Традиционно, в каждый приезд, он спал у нас в фотолаборатории. Водку проносили вольнонаёмные, чаще всего девушки и женщины - их не досматривали  на контрольно- пропускном пункте. Проносили за автографы «неуловимых».

Однажды Витя Косых переполошил собою  весь Московский военный округ. Сел на лошадь и исчез. Лошадь вскоре вернулась, а Вити нет.

Забили тревогу. Подняли в воздух вертолёт. Он  разбудил спящего в придорожной канаве «мстителя». Как Витя  рассказывал, он «ушёл на лошади в самоволку»,  и с мужиками у местного сельпо «насосался шуйской» - водки производства Шуйского ликёро - водочного завода

- Может быть, это была и не водка, а плохо разведённый этиловый спирт, рассуждал он, - я и заснул….

 

Комментировать от
или
  • У моего папы в военном билете написано - расклейщик (или распростарнитель) листовок. Ответственная должность.)) А вас кем демобилизировали?

    • Развесёлая история, только, по-моему, сравнение с трагическими событиями в Беслане не совсем уместно.

      • Не Беслан(это полная не рофессионвальностьнаших спецслужб!), а идиотская смерть Вити Косых - Кости Иночкина из "Добро пожаловать,или посторнним вход восприещён" Потрясает. Пить - до смерти....

      • Ты права, Лера, сравнение с Бесланом абсолютно не к месту. Но что взять от человека, который призывает пороть своих детей, разве ему есть дело до 186 погибших детей?

        Да он и сам говорит, что Беслан его не потрясает, гораздо ужаснее ему видится смерть Вити Косых.

        Конечно, актера жалко, но как его смерть можно сравнить с 334 погибшими?

      • Вот и я не пойму, это на сколько у человека должна быть изуродована психика, что бы его трагическая смерть двух сотен детей  не трогала, может то что я сейчас с кажу и грубо, но мне кажется это повод прямым путем на дурочку бежать, там после таких слов без вопросов примут.

      • ВАЛЕРИЯ! ПРОСЬБА ЗАБЫТЬ ВХОД В МОЙ БЛОГ И НЕ ПРИСТАВАТЬКО МНЕ СО СВОИМИ ,ОСКОРБЛЯЮЩИМИ МЕНЯ ПОСТАМИ, НЕ ВАМ, ИЗВИНИТЕ,ГОВОРИТЬ О БЕСЛАНЕ, ТАМ ПОГИБ МОЙ ХОРОШИЙ ТОВАРИЩ-ЗАМ, КОМАНДИРА "АЛЬФЫ", ЖЕНСКАЯ БОЛТОВНЯ ,ЧЕМ ВЫ ПОСТОЯННО ЗАНИМЕТЕСЬ СПОДРУЖКАМИ ,ЗДЕСЬ НА САЙТЕ, МИЛА И ДОПУСТИМА ДО ОПРЕДЕЛЁННЫХ ПРЕДЕЛОВ, ЗА СВОИМИ СЛОВАМИ НАДО СЛЕДИТЬ И ОТВЕЧАТЬ ЗА НИХ, НАДЕЮСЬ, ВАМ ВСЁ ПОНЯТНО?!!!

      • Здравствуйте. Какой ужас. Я так переживала за эти события в Беслане. А как фамилия вашего друга?

      • Здравствуйте, Ольга! Подполковник  Олег Ильин. Посмертноудостоен звания Героя России.Беслан и моя боль. Кроме Олега там,в этой неразберихе погибли ещё девять спецназовцев. Этосамые большие потери "Альфы" за всё время её существования.

      • Очень жалко ребят-спецназовцев, хоть это и их работа. Но конечно больше всего жалко детей, ни в чем неповинных. Пришли учится в школу, там и остались навсегда.

      • Ещё страшнее ощущение беззащитности. Когда мы хоронили спецназовцев на Николо-Архангельском кладбище ,то столько было сказано о провале операции. Потом всё сошло на нет. А ведь ни одна операция российских спецслужб не была проведена как положено и с минимальным количеством жертв. Везде и всюду неизвестно откуда взявшиеся снайперы,какв Беслане и событиях 1993 года в Москве, или  стреляющий по школе,как в Беслане, или газ не распыляющийся и травящий людей,как  в Норд- Осте.

      • Не соврешь - не проживешь? Да, что Вы вообще знаете о Беслане? Вы хоть раз там были? А я была и не один раз. Я знаю пофамильно всех погибших в Беслане, общаюсь и с бывшими заложниками, и матерями погибших детей и уж тем более я знаю, что Олег Ильин был командиром подразделения "Вымпел", а вовсе не "Альфы".

         

    еще рекомендуем