Я здесь:
  • Кирилл Охотин
  • Блог
  • Как народу взять власть на своей территории?
0
38

Как народу взять власть на своей территории?

Блоггер Ирина Рахмани делится уникальной технологией захвата власти на местах У нас много говорят, что народ - это единственный источник власти, что по закону о местном самоуправлении люди могут реально управлять своими районами и даже городами. Но никто толком не знает, как это осуществить в реальности. Ирина Рахмани, соруководитель Содружества Территориальных Общин и Объединений (СТОО), на практике освоила эти методы. Она делится технологиями, с помощью которых простые граждане могут управлять территорией своего проживания, диктовать свою волю структурам ЖКХ и местным властям. -Здравствуйте дорогие посетители! Как известно, несмотря на то, что много стран в мире существует, основных принципиальных государственных устройств всего два – это так называемый тоталитарный режим, когда власть принадлежит группе лиц или одному лицу (не важно как это лицо называется, монарх, президент, эмир и т.д.). Это так называемый восточный способ построения общества. А есть социальное устройство общество - это когда все-таки общество управляет государством. Таких стран тоже уже немало, хотя, конечно, тоталитарный режим в большинстве. Когда общество управляет государством, то власть является просто наемными менеджерами, не более того, которых легко менять, в том случае, когда они не устраивают населения, которые в некоторых странах даже не знают фамилии своих премьер-министров. Работает закон, работает система, к сожалению, у нас пока такого строя нет, мы каждый раз выбираем себе парламент, президента. Ничего не меняется, все остается по-прежнему, то есть прав у нас никаких, власть решает сама, что ей делать, как ей управлять нами и ничего не происходит. Мы недовольные, мы идем снова на выборы. Вы знаете, что послезавтра у нас новые выборы. От того, что кто-то изменится, все равно мы с вами никак на это влиять не будем. Тем более, это касается Москвы, где просто происходит беспредел – строятся бензоколонки, повышаются постоянно тарифы ЖКХ, у граждан отнимается земля, просто под носом могут у вас построить супермаркет и провести дорогу, и вы бесправны, вы ничего не можете сделать. Но это происходит только в государствах тоталитарного режима, к сожалению, у нас как раз такое государство, а в западных развитых демократиях такого быть не может, потому что там граждане - именно хозяева своей территории, то есть граждане решают сами и указывают, что им надо делать на их территории. Это и называется «гражданское общество», то есть когда все граждане сами участвуют в общественной жизни, сами участвуют в решении всех проблем местного значения и это совсем не утопия, а вполне реально, вполне можно сделать прямо сейчас и у нас даже такие примеры есть. Для этого гражданам надо просто быть активным и создать на своей территории орган местного самоуправления. Этот орган местного самоуправления совершенно законен. Конституция и ее статья 130, 133 дает нам полное право создавать органы местного самоуправления и определять самостоятельно их структуру. То есть мы с вами по месту нашего проживания можем создать такой орган и не только управлять своей территорией, но и указывать власти, что мы хотим, чтоб на нашей территории происходило, контролировать ее. К сожалению, очень мало людей знает об этой форме организации местного самоуправления. Такая форма организации называется «территориальная община» и в Москве уже более 200 таких территориальных общин, некоторые из них очень успешные. Они отстаивают свои права, они контролируют власть, но, к сожалению, большинство населения об этом не подозревает. Наша организация «Содружество территориальных общин» как раз занимается помощью в построении гражданами таких органов местного самоуправления под названием «территориальная община». В этой брошюре указано для чего существуют территориальные общины, для чего они строятся, какие задачи они решают и в конце как вообще они помогают нам построить гражданское общество. Эти территориальные общины являются ячейками гражданского общества, то есть мы должны хорошо понимать, что мы, территориальные общины – власть на местах, не просто ТСЖ или домком. Власти пытаются ограничить граждан рамками хозяйственной деятельности. Например, что такое ТСЖ? ТСЖ – это просто управление домом, наоборот, вас еще облагают дополнительным налогом, потому что вы должны платить председателю ТСЖ. То, что происходит вокруг вашего дома – к этому вы касательство никакого не имеете, а община распространяется по всей территории вашего проживания. Всем хорошо известно, что такое профсоюзы. Профсоюзы, добились очень многого в деле защиты прав трудящихся – короткий рабочий день, отпуска, больничные – это все достижения профсоюзов. Территориальное местное самоуправление можно сравнить с профсоюзом только на территории, оно защищает права местных жителей так же, как профсоюзы защищают права работающих. Причем, территориальная община объединяет людей. Мы с вами знаем, что партий очень много, есть и коммунисты, либералы и консерваторы, правы и левые. Все эти партии разобщают народ, а территориальная община тем хороша, что она объединяет всех жителей, независимо от их политических убеждений, независимо от их возраста, достатка, независимо от их религий и т.д. Единственная цель жителей – чтоб на их территории проживания было все хорошо и чтобы они могли сами решать, что там происходит. Такие примеры есть в Европе, например, я была в нескольких странах Европы, там тоже есть территориальное местное самоуправление, оно называется по-разному «коммуна», «кантон» в Швейцарии, но это не важно, суть одна. Там сами жители определяют, что им делать, они выдвигают из своих рядов депутатов. Сейчас посмотрите, что происходит – мы выбираем неизвестно кого! Когда вы приходите на муниципальные выборы, перед вами висит таблица с неизвестными лицами, и вы должны доверять предвыборной кампании этого человека, который сейчас обещает что угодно, но когда он приходит к законным депутатам, он этого может прекрасно не выполнять. У нас даже нет процедуры отзыва таких депутатов. Так вот, община устроена совсем по другому принципу. Так что же такое территориальная община? Это добровольное объединение жителей по месту их проживания. Она устроена примерно так же, как устроена Государственная дума, т.е. есть совет общины, есть делегаты, которые проводят конференции по учреждению этой общины, выбирает этот совет. Любой член совета отзывается в любой момент, если жителей не устраивает в чем-то его деятельность, то без всяких проволочек, без всякой волокиты на первом же собрании совета такое лицо заменяется на другое. Это позволяет гражданам управлять своей территорией. Причем, местные власти и не только местные, но и государственные власти закрывают глаза на то, что граждане имеют право указывать власти на местах что делать. В 90-ых годах, когда наша страна пыталась попасть в Европейский союз, была принята хартия о местном самоуправлении. Наша страна признала, что мы имеем право на местное самоуправление и даже был выпущен интересный закон 26-77, который по Москве общинам давал очень большие полномочия, но местные власти это, конечно, умолчали. Ничего не было известно, поэтому кто знал – общины создавал, но большинство населения не знали об этом и они не прижились. Тем не менее, это самая прогрессивная форма управления своей территорией. Поэтому я призываю вас познакомиться с моей брошюрой, почитать, как это создается, для чего это создается и если вам нужна какая-то консультация, там есть и телефон, и наш сайт, где все подробно описано, есть контакты, вы можете задавать вопросы. Если вы решите создать орган местного самоуправления, то мы вам всячески в этом поможем. Мы работаем бескорыстно, на общественных началах, это ничего не стоит. Мы помогли создать по Москве уже очень много общин, многие из них очень успешно действуют. Я сама председатель территориальной общины. Просто расскажу вам историю. У нас зеленый прекрасный был райончик, после чего он начали очень интенсивно застраиваться, дома лепили просто между домами. Вы знаете, в Москве это происходило практически везде при Лужкове, то есть строителям было очень выгодно воткнуть дом между домами, не надо проводить ни коммуникации, ничего и получить колоссальную прибыль. Прибыль от строительства – 300%, то есть наравне с торговлей наркотиками и оружием в мире. А наши строители очень сильно обогащались. Неважно было, что при этом нарушались права жителей, что дома втыкались просто между домами, люди чуть ли не с окон здоровались друг с другом за руки, вырубалось при этом очень много зеленых насаждений и жители были бесправны. Когда у нас затеялось такое строительство, наши жители дружно выходили на улицу, ложились под бульдозеры, закрывали своими телами деревья, но все было бесполезно. Все равно приезжала милиция, разгоняла жителей и, все равно, этот элитный дом был построен. Наверное, каждый из вас может рассказать подобную историю, кто живет в Москве. Но после того, как мы организовали территориальную общину, она, как я вам сказала, выбрана в соответствии со структурой думы, то есть все жители охвачены этой территориальной общиной, есть представители, есть совет, есть председатель избранный и легко заменяемый. И вот когда мы создали такую территориальную общину и власти в очередной раз сунулись к нам строить какой-то коммерческий объект, мы им уже не позволили это сделать. Мы создали конференцию жителей, а конференция жителей является самым полномочным органом общины, она дала поручение совету обратиться в суд, обратиться в соответствующие инстанции и мы от имени жителей сказали «Нет, нам этот коммерческий объект на нашей территории не нужен, а если вы будете продолжать настаивать, мы пойдем в суд». Потому что власть обычно прикрывается, какими аргументами? «Мы строим этот объект, потому что это нужно жителям». А если мы приходит от имени жителей полномочные говорим, что этот объект не нужен, то естественно власти отступает. Еще много территорий, где можно строить без всякого сопротивления. Вот вам маленький пример, как люди заставили власть отступить и не портить им экологию. Теперь на этом месте у нас продолжают гулять люди, зеленые насаждения остались нетронутыми. Вот характерный пример вам победы территориального местного самоуправления. У территориального местного самоуправления очень много полномочий. Если вы создали общину, вы сами можете взять на себя функцию даже управляющей компании, т.е. по Жилищному кодексу управляющей компанией может быть любое юридическое лицо, община, зарегистрировавшаяся под юридическое лицо. Если у вас есть какие-то специалисты, вы можете сами управлять своей территорией, а это значит, сами назначать тарифы, т.е. уже никто не может указать, сколько вы должны платить. Такой пример у нас тоже есть. Есть большая община «Сокол», которая создалась еще в 90-ые годы и они уже тогда очень сильно понизили тарифы ЖКХ, то есть жители управляли, куда идут все расходы и существенно снизили все эти расходы. Вот вам еще один пример территориальной общины. Следующий пример, мы можем влиять на выборы муниципалитета. Сейчас муниципалитеты – это просто игрушка в руках власти. Все вы знаете, что в Москве происходят периодические выборы и выбирают, так сказать, представителя от народа. Что это за представители? Никто их в глаза, может быть, не видел. Чаще всего эти представители – директора школы, поликлиник, детских садов, те люди, которые напрямую зависят от власти, т.е. директор школы не будет входить в конфронтацию с властью, потому что не получит финансирования. Это просто марионетки в руках власти. Это еще одна управа. То есть они принимают полностью решения, что хочет управа: захотели построить какой-то торговый комплекс на месте парка – пожалуйста, все депутаты голосуют дружно «за». Так вот, если территориальная община существует на какой-то территории, то мы можем от себя выдвигать даже депутатов в это муниципальное собрание. В этой моей книге есть схема, как вообще устроено местное самоуправление на разных уровнях. Эта схема начинается со строения территориальной общины, с инициативной группы. Инициативная группа является тем органом, который создает территориальную общину, она созывает конференцию, она выбирает делегатов, причем от каждых 50-и жителей есть один делегат, т.е. интересы всех жителей представлены. Эти делегаты собираются на конференцию, определяют территорию своего влияния, т.е. это может быть один дом, это может быть несколько домов, это может быть даже целая улица. Люди сами определяют свои силы. Можете вы управлять одним домом – берите один дом, можете управлять целой улицей – берите целую улицу. Есть большие общины, которые даже включают 55 домов. Эта конференция принимает решения о создании общины, определяет территорию, принимает устав, выбирает совет, совет выбирает председателя. Есть также ревизионная комиссия. Вы видите, что все продумано и очень представительно. И когда я, как председатель территориальной общины, прихожу в управы и говорю: «Мы не согласны с таким решением». Меня глава управы спрашивает: «Вы кто?». – «Я председатель территориальной общины». – «А кто вас выбрал?». – «Совет выбрал, вот протокол». – «А кто такой совет?». – «А совет выбрали делегаты на конференции. Вот протокол конференции». – «А кто такие делегаты?». – «А вот петиционный лист, за каждым делегатом стоит 50 жителей». На мою общину – это 2 тысячи жителей, т.е. мы полностью представляем население, и мы полностью полномочные и глава управы никак не может игнорировать наше решение. Общины в районе могут объединяться, т.е. создавать совет общин района. На схеме это понятно. Из этого совета мы уже можем выдвигать делегатов в муниципальные органы, т.е. в Московскую Государственную думу. Тем более, люди знают, люди видят, что человек работал в общине, он показал себя с самой лучшей стороны, он защищал интересы жителей, не какой-то кот в мешке, которого нам предлагают выбирать, который наобещал золотых коробов, но не выполняет. Реальный конкретный человек, который уже поработал с населением. Дальше, территориальные общины уже объединяются в районные, из районных в окружные. Окружные советы объединяют общины разных округов, и из этого уровня мы можем выдвигать кандидатов даже в Государственную думу. Потихонечку мы выстраиваем систему. Почему моя система называется «Системное построение гражданского общества»? Потому что мы с вами выстраиваем именно систему, которая будет противодействовать и контролировать власть. Со временем все наши представители могут быть в разных уровнях власти. Ведь власть очень структурирована, вы видите, что есть президент, есть парламент, есть управы, префектуры – все выстраивается по цепочке, а мы противостоим власти в одиночку, мы ничего не можем сделать против ее антинародных решений. Когда выстраивается такая система, у нас уже появляются очень большие права. Это и называется гражданским обществом, которое сменяет власть, контролирует, указывает, что ей делать, не сама власть решает, что нам делать, а мы указываем власти, что ей делать, как это происходит в цивилизованных, развитых странах. Это совсем не утопия, это реально, это в наших силах уже начать этим заниматься сегодня. К сожалению, наше государство устроено так, что любая инициатива, хорошая, здоровая давится. Все помнят, как нам насаждали домкомы, насаждали ТСЖ, чуть не приходишь в управу, а там лежит пакет готовых документов. Но ТСЖ и домкомы очень ограниченные организации, они ограниченны только рамками хозяйственных задач. Территориальная община не только хозяйственные задачи решает – это политическая организация, она обладает правами выдвигать кандидатов, она обладает правами контролировать власть, все происходящее на своей территории, а не только в рамках своего дома. Это очень прогрессивная форма общения. Либо мы создаем такое местное самоуправление, либо, извините, кого бы мы ни выбирали, а все будет то же самое. Люди будут принимать за нас решения, а мы в этом никак не будем участвовать, будем сидеть на кухнях и жаловаться как нам плохо, как нас притесняют, как нарушают наши права. Так что читайте, знакомьтесь, обращайтесь к нам за помощью. Мы готовы помочь любым гражданским начинаниям. - Есть же какое-то движение, которое проявило близость к вашим взглядам? К сожалению, могу вас разочаровать. Сейчас нет такого политического движения, которое полностью удовлетворяло бы наши чаяния, потому что все партии растягивают население в разные стороны. Есть непримиримые противники коммунистов, есть непримиримые сторонники коммунистов, есть либералы, есть анти-либералы и т.д. Наше общество очень раздроблено и все движения подняли флаг либо коммунизм, либо, наоборот, капитализм, но я считаю, что мы сейчас должны не заниматься этими распрями, а создать что-то единое, поэтому территориальные общины объединяют людей, а не разобщают. Мы, например, принципиально не вступаем ни в какие партии, потому что если я буду выступать за коммунистов, значит, у меня отвалится часть населения, которые против коммунистов. Я не могу позиционироваться, как какая-то партия. Мы над партиями стоим и просто занимаемся созданием нормального гражданского общества, устраивающего всех. - Насчет политических движений, существующих в Москве все понятно, но тогда другой вопрос – территориальные общины – это низовой уровень гражданского общества, а на вершине гражданского общества существует концепция власти, грубо говоря, которая воплощается в Конституции. Есть ли у вас знакомые, которые разрабатывают Конституцию, которая бы не противоречила гражданскому обществу, с вашей точки зрения? - Спасибо за вопрос. Конституция наша написана очень даже неплохо. Другое дело, что она не выполняется. Например, вся власть принадлежит народу, как написано в Конституции, но разве она принадлежит народу? Нет, ее узурпировала какая-то часть нашего общества, не самая лучшая. Те же статьи, о которых я здесь упоминала, Конституции статья 130, 133 позволяет нам создавать местное гражданское самоуправление на местах. Но вы пойдите и попробуйте создать, вы наткнетесь на кучу препятствий, вас будут постоянно отсылать, то есть это невозможно. Конституция не выполняется. От того, что мы напишем новую Конституцию, не значит, что она будет тоже выполняться. Сейчас нас очень мало и поэтому мы бессильны. Если территориальных общин будет громадное количество, и мы объединимся, мы заставим власть выполнять Конституцию. - Ирина Валентиновна, здесь мы с Вами принципиально расходимся и, пожалуй, никогда не найдем точек соприкосновения. Нужно создать. Все профессионалы, которые занимаются общественными гражданскими общества, понимают, что Конституция у нас преступная и нужно создать, прежде всего, альтернативную конституцию и уже в рамках альтернативной Конституции можно проповедовать гражданское общество. 19:05 - Я еще раз повторяю, Конституцию можно написать любую. Вопрос – будет ли она выполняться? В нашей Конституции написано, что власть принадлежит народу, но она не принадлежит народу, а Ходорковскому и прочим олигархам. Власть принадлежит народу? Власть не принадлежит народу, она принадлежит управам, а управы это вообще антиконституционные организации. Также само можно перечислять пол Конституции, которая просто не выполняется. Поэтому если мы напишем другую Конституцию, не факт, что она будет выполняться. Мы должен заставить выполнить эту Конституцию. Кстати, эта Конституция была списана почти один к одному с американской. Там очень много демократических прав, свобод – все это прописано, другое дело, что власть на нее, простите, чихать хотела. - Ирина Валентиновна, вы меня удивляете. Наша страна колониальная и уже сейчас общеизвестно, что в 91-ом году американцы под копирку заставили написать Конституцию колониальную и говорить о выполнении колониальной Конституции – это смешно и недопустимо. Статья 15 в приоритете международного права над российским правом – это основная статья и статья 13 – запрет русской национальной идеологии в государстве. Это очень скользкая тема. Что касается международного права – да, мы должны подчиняться международному праву. Весь мир должен объединяться и подчиняться каким-то правилам. Кстати, международная хартия о местном самоуправлении – это пришло из Европы мы и не слышали про местное самоуправление. А когда наша страна приняла международную хартию о местном самоуправлении, тогда мы начали строить общины. Другое дело, что никакой поддержки от власти мы не получили, наоборот, там ставили палки в колеса. Мы должны сейчас преодолевать это сопротивление власти и организовываться сами и когда нас будет много, мы заставим выполнять и Конституцию, и все остальное. Ведущий: Дорогие друзья, для тех, кто только что подошел, я напомню, что на стенде А34 прямо сейчас проходит встреча с известным блоггером, специалистом в области местного гражданского самоуправления - Ириной Валентиновной Рахмани. Мы сегодня представляем книгу Ирины Валентиновны «Системы построения гражданского общества». Если вы не хотите, чтобы власть вас обманывала, надо знать, как объединяться гражданам для того, чтобы защищать свои права. Ирина Рахмани сейчас на стенде А34. Подходите, задавайте свои вопросы. - Ирина Валентиновна, а если ваша община увеличится в количестве, вы получите управление муниципального образования и у вас получатся те же структуры, что у муниципального образования. А вы гарантируете, что они будут настолько чисты, как когда вы говорите про свою общину, когда она у вас в маленьком объеме, а вот получится? Спасибо. Переродится или не переродится, зависит исключительно от вас. Мы кстати, не стремимся к тому, чтобы общины были большие. Лучше объединение разных общин. Вы берете дом, два, три, улицу, вы знаете своих соседей, вы знаете, что это не пьяница, не наркоман, не уголовник, вы выбираете его председателем, вы выбираете в совет своих соседей, которых вы знаете, с которым долго живете бок-о-бок. Община позволяет вам исправить эту ошибку. Если человек вас не устраивает, собирается совет и переизбирает любого, вплоть до председателя. То есть, это ваше дело следить, чтоб оно не переродилось и выбирать туда честных людей. Захватить можно что угодно, у вас придет кто-то в дом и захватит вашу семью. Вы же не будете на это спокойно смотреть. Люди знают, что если не воспитываешь своего ребенка, из него непонятно кто вырастит, если не убираешься в своей квартире, то, понятно, что там будут пауки и мыши бегать. Почему то люди не понимают, что если ты занимаешься вопросами своей территории, где ты живешь, пусть какой-то дядя этим занимается, вот выбрали депутата и пусть он там занимается, а я посижу дома. Но такого не бывает. Придет человек, который будет блюсти свои интересы, а не ваши. Я была в Швейцарии, у меня там родственники живут, работают, а не эмигранты. Там есть кантоны. Например, тысяча домов, они объединились и создали кантон (коммуну). Я когда ехала к ним в первый раз в гости и записывала адрес по телефону, они говорят: «Коммуна Шатинье». Я говорю: «Какая коммуна? Город, поселок?». – «Нет, коммуна Шатинье». И, действительно, приезжая в Женеву там есть указатель на карте «Коммуна Шатинье». Я туда приезжаю – тысяча домов, люди объединились, у них есть председатель, выбирается только на год, потом, извините, до свидания! Эти люди сами решают, что делать на их территории, у них бесплатный автобус курсирует между домами, они построили себе на деньги плавательный бассейн и стадион, на который ходят жители. На свои деньги. Как происходит денежный вопрос? Кстати, как только в Швейцарии создается какая-то такая община, тут же по законам Швейцарии ей выделяется какое-то финансирование. Сейчас что у нас происходит? Я, например, в Западном округе живу, на этот округ город выделяет деньги, но распоряжается ими префект или управа, а вот в Швейцарии распоряжаются жители. Вот выделили на эту территорию деньги, жители собираются на собрание и говорят «Нам нужна дорога!» или «Нам нужен детский сад», или «Нам нужен магазин, нам не хватает!». Они смотрят от бюджета. Сегодня, допустим, если магазин, то в рассрочку, т.е. они сами принимают решения. А что у нас происходит? Взяли, воткнули между домами бензоколонку, потому что какой-то олигарх захотел рядом с домом заправляться, взяли, воткнули какую-то элитную многоэтажку, вырубили целый парк, и мы ничего сделать не можем, потому что мы в диком государстве. Я не люблю на тему «кто виноват?». Если уж честно сказать, виноваты мы сами, мы это позволяем – как ты с собой позволяешь обращаться, так и будут обращаться. Я говорю на тему «что делать?», а сделать мы очень даже можем многое даже сейчас. И вот мы начинаем это делать. - Вы об общине рассказывали и, в общем-то, вы говорите, что вы против каких-то предложений местных властей, а не было ли у вас, что вы просите, чтобы местная власть сделала бы что-то в границах общины? - Я расскажу о нашей общине. Мы в рамках своей общины создали автомобильное общество, т.е. община такая организация, которая позволяет сделать очень много внутренних структур. Если у вас есть много автомобилистов, вы можете объединиться и создать секцию автомобилистов, отстаивать свои права, допустим, «мы хотим построить гараж!». Нам по белорусскому проекту предлагали гаражи построить многоярусные, которые обходились бы в $1000, но местные власти нам не разрешили. Они хотели продавать народные гаражи, которые стоят во много раз больше. В некоторых вопросах мы, конечно, в конфронтации, но мы никогда не начинаем вопрос со скандала. Если мы можем мирно хорошо договориться с властью, мы пытаемся договориться, если власть настолько противоречит нашим интересам, мы даже угрожаем судом, причем на суде правда будет на нашей стороне, потому что мы действительно представляем интересы жителей, а власти – это какой-то чиновник, который вздумал что-то от нашего имени делать. Это большая разница. То, что сейчас существуют муниципалитеты – это, как я уже сказала, марионетки и вот муниципалитеты пытались постоянно вмешаться в наши дела, т.е. власть решила подмять наши интересы под муниципалитет, она издала местный закон, противоречащий Конституции. Как мы знаем, если закон местный противоречит Конституции, они не должны исполняться. Они прописали, что мы должны свой устав согласовывать с этим муниципалитетом марионеточным, и мы сказали «нет, этого не будет», потому что когда мы приходим в муниципалитет согласовывать, они берут наш устав «Так, это вам нельзя, это мы вычеркнем, это тоже не надо» и так далее. От устава остается ничего, остается только то, что мы придаток к этому муниципалитету. Конечно, мы на это не пошли. Сейчас зарегистрировать территориальную общину чрезвычайно трудно, практически невозможно. Как мы вышли из этой ситуации? Мы создали организацию, которая называется «Содружество территориальных общин и объединений», мы ухитрились в 2005 году и в последнюю проскочили зарегистрировать. Это организация, которая объединяет территориальные общины и те общины, которым не удается зарегистрироваться, они регистрируются у нас, то есть они приходят, получают у нас свидетельство о регистрации, они на наших бланках от нашего имени могут точно также защищать свои права и быть юридическим лицом. Но мы только в начале борьбы, общины только начинают развиваться. Уверяю вас, другого пути нет. Опыт всех развитых стран показывает, что если люди занимаются местными самоуправлениями, то они могут достичь действительно гражданского общества. Если мы так и будем по-прежнему инертными, аполитичными и так далее у нас ничего не получится, так и будем каждый раз нарываться на эти грабли. - Меня зовут Сергей. А не подскажете, у вас на стенде представлена литература различных конфессий, начиная от Корана, Велесова книга, христианская книга. Вы сами приверженцы какой конфессии? 29:15 Вопрос интимный, но я не боюсь на него отвечать. Все мы воспитывались в атеистическое время, я тоже не исключение, поэтому не могу сказать, что я полностью неверующая, но никакой конфессии не придерживаюсь. Если есть какой-то вверху создатель, то, разумеется, он не имеет никакого отношения не к каким обрядам, свечкам ни к церквям. Можно сказать, агностик, если точно формулировать. Немножко о грустном, у нас все-таки люди делятся на очень активных, не очень активных и совсем пассивных. Социологи говорят, что в любом обществе, не только нашем, от 1 до 3% это пессимистический/оптимистический прогноз активных людей, которые действительно хотят участвовать в жизни, хотят изменений каких-то, а остальные полагаются на авось, на царя батюшку, приедет барин нас рассудит. Самое интересное, что когда люди приходят и говорят: «Мы хотим создать общину, но, посмотрите, у нас же все апатичные, все ничего не хотят, ничего у нас не получится». Мы, как правило, говорим: «Понимаете, и не надо, чтобы все хотели. Этих 1-3% достаточно вполне для создания общины». Вот он мой пример. На нашей территории проживает 2 тысячи жителей, актив у нас 20 человека, т.е. тот же самый пресловутый процент, которого вполне достаточно, чтобы создать команду. Люди увидели, что у нас одно получилось, другое получилось, они нас начали понимать, поддерживать и дело пошло. Соседи увидели, что у нас не простроили какой-то объект, а у них строят, у них ничего не получается и тоже стали строить территориальные общины. Опыт распространяется. Конечно, хотелось бы помощи от государства. Когда я прихожу на встречи с чиновниками, с теми же управы или Департамент московского правительства, в глазах у них есть понимание, что это дело, в общем-то, хорошее. Понимаете, когда есть община, то люди живут дружно. Я рассказывала, что я была в Швейцарии, там они устраивают совместные праздники, там известны дни рождения, то есть это объединяет народ. Кроме того, когда люди знают друг друга там и порядок, т.е. люди видят, когда кто-то посторонний заходит на территорию, люди знают, что сосед истязает своих детей или кто-то наркоман – это все как на глазах. Люди активно с этим борются, потому что к каждому милиционера не приставишь. Более того скажу, у американцев, например, выбирают главу полиции, мы тоже к этому призываем. Когда будут полномочные общины, мы с вами сами сможем выбирать начальника полиции, спрашивать у него о проделанной работе, о безопасности нашей территории, если что отзывать его. Даже такие должности должны быть выборочными и легко отзываемыми. Вот, пожалуйста, еще одна польза общины. Мы не только наводим порядок на территории, не только решаем свои экономические вопросы, решаем и политические вопросы, то есть масса преимуществ у нас. Для этого просто надо организоваться и создать орган самоуправления. Пока его не будет, то ничего и не будет. Ведущий: Дорогие друзья, на стенде А34 продолжается встреча с уникальным человеком, председателем содружества территориальных общин и организаций, известным блоггером Ириной Валентиновной Рахмани. Мы сегодня представляем ее книгу «Системное построение гражданского общества». Ирина Валентиновна Рахмани рассказывает о том, как бороться, например, с точечной застройкой на городских территориях. Как известно для Москвы – это огромная проблема и товарищество собственников жилья эту проблему просто никак не решает, а территориальная община вполне в состоянии эту проблему решить. Ирина Рахмани представляет свою книгу «Системное построение гражданского общества», в которой коротко и ясно рассказывается, как создавать органы местного самоуправления и как противостоять незаконным решениям властей. Пожалуйста, подходите, стенд А34, издательство «Концептуал», здесь представлено очень много общественно политически значимой литературы и у нас выступает известный блоггер Ирина Рахмани. Расскажу немного, как решается экономические вопросы, тоже немаловажно. Многие люди, когда слышат, говорят: «Вот еще одна организация создается, какие-то поборы начнутся, дополнительные платы». Чем мы отличаемся от ТСЖ? ТСЖ, как вы знаете, избирают председателя, бухгалтера и эти люди сидят на зарплаты. Председатель ТСЖ практически неконтролируем, он работает напрямую с управляющей компанией. Что они там химичат, какие они договора от имени жителей составляют – никто не знает и проверять их невозможно. В отличие от этого общины существуют на общественных началах, т.е. никаких поборов с жителей не взымаются. Как я вам сказала, в отдаленном будущем и то, что уже есть в других странах, когда уже полномочные общины, когда государство понимает их важность, то выделяется даже финансирование. Опять же, это финансирование идет не в карман председателю или, допустим, совету. Это все лежит на целевом счету и на собрании, на конференции жителей принимается решение, куда расходовать эти средства. Мы, например, собирали в шапку, когда нам нужно было зарегистрировать нашу общину, я сказала, что нам удалось все-таки зарегистрировать, это был 2004 год, просто на регистрацию 2000 рублей мы собирали по кругу «в шапку» и никаких поборов, ничего такого нет. Все действия совета под контролем жителей, т.е. любой житель может прийти на собрание совета, послушать что там происходит, ознакомиться решениями, документами, если случается что-то серьезное, то для решения серьезных вопросов собирается конференция жителей, т.е. собираются делегаты. Как я уже сказала, за каждым делегатом стоит 50 жителей, это норма представительства, которая может быть различной в разных общинах – у кого-то 100 жителей у одного делегата, у кого-то 30 жителей на одного делегата, т.е. это не суть принципиальная. Главное, что этот человек представляет интересы жителей и поэтому община является полномочной, потому что собираются делегаты на конференцию, а за каждым делегатом стоит определенное количество жителей, которое дает ему наказ. Если он не выполняет этот наказ, то его мгновенно переизбирают, выдвигают другого, то есть полностью демократичный, полностью прозрачный вид организации и совершенно не требующий никаких дополнительных от граждан затрат, в отличие от ТСЖ, с созданием которых возрастают расходы у жителей. Мы знаем, что сейчас практически 80% ТСЖ – это навязано жителям со стороны власти. Сейчас происходят многочисленные суды, причем, создать ТСЖ оказалось очень легко, а вот устранить, объявить его незаконным – это только через суд, поэтому не все так просто. - Помимо организации управленческой нужна еще структура экономическая. Если вы не прибавите к общине артель, то вы упретесь дальше в другую форму организации экономической жизни вашей территории. Как будет присваиваться добыча? Будет делиться на того, кто учредил или на всех, кто производил? Насчет артели не знаю, а вот у нас многие общины организовали потребительское общество. Как это происходит? Члены общины имеют карточки, есть договоры с какими-то поставщиками, они приезжают, ставят какую-то палатку на нашей территории и жители этой территории имеют право по льготным ценам с большими скидками это покупать. Но там какой-то незначительный взнос платится годовой и все, чтоб расходы тратились на что-то. Сама община это надстройка, а внутри ее можно создавать очень много. Я уже говорила про секцию автомобилистов, которой занимаются горожане. Не все жители автомобилисты, согласитесь. В этой секции объединяются только те, кто автомобилисты. Есть у нас любители походов. У нас есть очень активная дама, которая ходит с подростками в поход. Мы создали секцию туристов. Если хотите создать секцию пенсионеров – пожалуйста. Во многих домах есть подвальное помещение. Сейчас эти подвальные помещения используются управой для своих нужд, т.е. открываются какие-то магазины. Есть общины, которые заставили уйти эти коммерческие структуры со своих подвальных помещений, организовали там помещение и открыли мастерские, например, мастерские по ремонту обуви. Те люди платят по полной программе, а члены общины имеют собственную карточку и имеют скидку, потому что община сдает в аренду это помещение обувному ателье. Способов зарабатывать деньги много, главное, что это все прозрачно. Например, есть реклама, некоторые общины, которые на Ленинградском проспекте находятся, они повесили большой баннер чьей-то рекламы и рекламодатели платят деньги, но не управе, а этому дому, этой общине.
 
Комментировать от
или
еще рекомендуем