Я здесь:
2
9

ЛЕВА"ТУШИНСКИЙ"

Мой двоюрный брат. Он жил далеко- далеко, по тогдашним меркам, на самой окраинеМосквы – в Тушино.Помню, как мы с мамой ехали к её сестре тёте Клаве -Лёвиной маме: сначала на метро до станции «Сокол»,потом в «шестом трамвае» до Покровско- Стрешнево, затем в туннель под каналом и - вверх, по улице Свободы в Тушино. Поездка с утра и до вечера. Редкая, случавшаяся раз в десять, а позже, и в пятнадцать лет. Лёва приезжал сам на отцовские празднования 9-го мая.Сохранились снимки, где он со своими детьми Гришей и Ирой стоит на ступенях парадного подъезда Высотного Дома на Котельнической набережной и за праздничным столом слушает речь, возможно, отца, возможно тёти Веры.Есть фотография, где мы с ним вдвоём что-то обсуждаем.

Лёва был неисправимым романтиком. Таким же инородным телом в семье, как и я.Сегодня, после его недавней смерти в декабре, я отчётливо осознаю, что по жизниродственность наших душ никак не проявлялась.

Причины, скорее всего внешние. Слишком разные занятия мы выбрали себе в жизни.Лёва – радиоинженер. Я – то фотограф, то журналист, то психотерапевт.Признаться же во внутреннем родстве сил и духу не хватило.

Похороны – далеко не радостное событие. Тем более, в крематории, тем более в Митинском, овеянном радиацией Чернобыля.Но Лёва, прощаясь, уходя навсегда в чёрную дыру – «кочегарку» поразил меня ещё раз ,не побоюсь этого научного слова, своейединтичностью со мною.

Он не только с детства тратил последние деньги на книги (об этом любила рассказывать моя мама, укоряя меня за не начитанность), но и писал сам сценарии, снимал и озвучивал фильмы о Тушине. Как абориген, живущей в Тушине с 1939 года, как знаток и, как историк. Да, текст, съёмки и озвучка были доморощенными, непрофессиональными.

Но это была попытка выразить себя, своё «Я».

Попытка невозможная ни для моего отца, ни для дяди Миши, ни для дяди Лёвы, ни для дяди Тимы.Они были заземлёнными, материальными людьми. Снимать и озвучивать для себя, без идеологически подпорок и мотиваций- занятие не для них.

Правда,в 60-е годы, в самом начале повального увлеченья кинолюбительством Саша, я и дядя Миша «сняли» домашний фильм - пародию на американский боевик «Кровавый день». Дядя Миша соответственно его комплекции был банкиром, а мы, кроме сценария и операторства – нападавшими на банк грабителями. Как всегда бывает: изфильма в памятисохранился самый нелепый момент – рука банкира - дяди Миши, нажимающая на кнопку тревоги – ученический ластик.

Не избежал увлеченья кинолюбительством и дядя Тима. Я ассистировал ему на «съёмках фильма» - «Женщина и медведь». Сюжет незатейливый: из-за ёлки выбегает медведь (дядя Тима) и нападает на женщину (тётя Валя). Мне оставалось только заснять «происшествие» на плёнку.

Фильмы Лёвы о Тушине качественно другие.

Они не заимствования и не пародии, и не игра в кино. История Тушино рассказываетсяв нихглазами «мальчишек тушинского двора».

Кстати, кроме двух, уже тоже умерших, в полном составе в девять человек, пришедших в крематорий проститься с Лёвой. Ситуация невозможная для сегодняшних дней. При нашей разобщённости, обособленности, боязни друг друга.

Двор – как молекула жизни, составная часть ежедневной, ежегодичной её ткани.

И над всем - кричащая надрывно творческая, человеческая, личная нереализованность Лёвы!

У Лёвы была собака – бассет-хаунд. С длинными ушками, торчащим хвостиком, на коротких ножках. Последние годы жизни Лёва ежедневно по три – четыре часа гулял с ней «на канале», оставаясь один на один со своим оказавшимся никому не нужным романтическим «Я».Тогда бы поддержать его, помочь…

Комментировать от
или
  • ​А кто сегодня не скучает?

    • ​хорошо написано- от души..скучаете ? и это пройдет..как говорил великий Соломон...

      еще рекомендуем