Я здесь:
  • Николай Филиппов
  • Блог
  • ГРУЗ КАПИТАНА ЖУРОВА
0
78

ГРУЗ КАПИТАНА ЖУРОВА

«Тяжело и скучно было.

Кинематограф гадость, фальшь»

Лев Толстой «Дневник».

Вам не кажется иногда, что в жизни чего-то не хватает? Все дело в том, что жаловаться стало некому. Парткомы, месткомы, комитеты комсомола канули в лету. Защитить нас некому, на путь истинный наставить. Вот тут-то кинематограф и телевидение подсуетились. Одни снимают, другие показывают. Зритель, смотрит – насыщается. Вот только чем?

Социологи давно бьют тревогу. Улицы, правда, не пустеют, как раньше, когда на экране появлялся Штирлиц, но всё равно исправно кинопродукция не даёт расслабиться и с телеэкрана и экранов кинотеатров.В зависимости от опросов цифра россиян, «поклоняющихся экрану» колеблетсяот60 до 75%. И это, говорят ученые мужи, далеко не предел. Что жеслучилосьс согражданами?

Ничего особенного. Кинематограф, аза ним и телевидение, наконец-то, нашли свою нишу в обществе, явившись в образе ОБЩЕГО РОДИТЕЛЯ. Образе, уже изрядно подзабытом, сгинувшим вместе с социализмом и коммунистическими идеалами. Напрягитесь, вспомните, как хорошо, как уютно тогда было. Никто ни за что не отвечал, все решалось за нас, а мылишь успевали открывать рты «с чувством глубокого удовлетворения», зная, если не предадим красное знамя, оно наси защитит, и обогреет, и накормит. Небогато было, зато уверенно и спокойно. Вдруг разом- исчезло. Заметались, затосковали мы.

Помнитеисторию,рассказаннуюМаркомТвеномвсвоейповести«Принцинищий»?Собратнаших «трудных»ибеспризорных, безродныйигонимыйвсемиТомКенти оказываетсявположениинаследногопринца. Счастья этоему неприносит. Мальчик испытываетпостояннуютревогу,страх,неуверенностьидажеотчаяние. Егодействительность,усвоенныйимстереотип жизни - «ДворОтбросов», откуда он родом,а некоролевскиеапартаменты. Толькотам, на «ДвореОтбросов»Томчувствовалсебявбезопасности.

Вот и мы, сегодняшние «товарищипонесчастью»ТомаКенти оказалисьвсходнойситуации. Какион, стремимся, жаждемвновьвернутьсяподзащитуитеплообщегородителя,австречаемсясним ,увы, теперь лишьна экране.

Чему же нас учит новоявленный «родитель», к чему призывает, за что осуждает?

Мы для него существа необычные, специфические. Искаженные под его взглядом сильно. Вот я, смотря на экран, испытываю настоящий комплекс героической неполноценности. Не киллер, не «отвязник», и даже не мент. Кровь льётся рекой, люди гибнут, уничтожая друг друга легко и весело. Террористы беснуются, ракеты летят, всё горит, пылает – это своеобразная увертюра к только что вышедшему на экраны «Коду Апокалипсиса»Вадима Шмелёва. Прошли ритуальные пять минут посвящения в смерть и можно расслабиться и спокойно понаблюдать,как всенародно любимаяАнастасия Заворотнюк превращается из жгучей брюнетки в яркую блондинку, путешествует из Европы в Японию и обратно, стреляет, прыгает и летает бесстрашно с небоскрёбов.

Я не кино и не телекритик. Психотерапевт. Потому меня и волнует, воздействие таких фильмов на зрителей – моих потенциальных пациентов. Не даёт покоя вопрос – а зачем вся эта бойня вообще? Снятаякрасиво с неизменными фонтанчиками крови на месте вхождения пульвбренные тела моджахедов и террористов. Создателям «первого отечественного широкомасштабного блокбастера» не надо бытьсеми пядей во лбу, чтобы понять, что его пойдут смотреть те же девчонки и мальчишки, что часами просиживали у телевизоров, переживая за «прекрасную няню». И что вынесут они из зала? Только одно – лёгкое, подсвеченное спецэффектами и пиротехникой отношение к человеческой смерти, человеческим страданиям.

Это вообще какая-то напасть – повсеместное, не только в кино и на телевидении, но и в живописи, скульптуре, фотографии стирание границ нормы и патологии. Вот – «Груз 200» Алексея Балабанова. Алексей Окябринович умер,а фильм его продолжает будоражить…

Сага о капитане Журове из 14 отделения милиции города Ленинска. Сага о садисте. Сделанная мастерски и психиатрически точно – с зависанием во времени, с подробностями, что называется на грани, неизменными причитаниями жертвы – дочки первого секретаря горкома:

« Дяденька, отпустите меня, пожалуйста! Я никому не скажу!». Вот только опять зачем? Сам Алексей Балабанов в интервью говорил, что он хотел показать в фильме ужас и безъисходность брежневского «застоя».Но садист – то причём? Зачем окунать и топить зрителя в патологии? Зачем ставшие странной традицией после «Покаяния» Абуладзеигрища с трупами? Зачем снятая на зависть порнофильмам сцена анального секса? Разве она добавляет что-то новое в повествование? Скорее наоборот. Пощекотать жестокостью нервы.

В том же ключе - «Хостел-«2» Эли Рота. «Квентин Тарантино представляет». «Хостел-2»в Москве шел первым экраном почти три недели. О чем творение? Да все о тех же пытках, потоках крови. И заимствованиях, из тех же «Аморальныхисторий» Валериана Боровчика. О чем речь? Две девушки учатся в Италии иедут туристками в Словакию. Как сообщает аннотация к фильму: «Основной замысел заключается в том, что хостелв Словакии лишь одно звено в целой цепи хостелов с налаженной сетью привлечения иубийства туристов». Конечно, имя Тарантино магично, а его представление безусловно. Но причём здесь российский зритель? Почему первый экран и такой продолжительный показ? Мучения двух не слишком разборчивых в знакомствах девиц – это то, что именно сегодня нужно молодым россиянам? А именно на эту аудиторию, согласно рекламе было всё ирассчитано.

Но даже не жестокость, ни настойчиво прививаемая лёгкостьубийства, потрясают (к ним нас, увы, экрануже приучил), а гнетущая, пронизывающая всё и вся тупиковость, бессмысленность существования. Намдиктуют настойчиво и твёрдо: ты никому не нужен и жизнь твоя тоже.

Или фильм «Зона» режиссера Петра Штейна. 50 серий методического руководства по мужским формам садистскокого поведения. Два выпущенных в начале осени диска с фильмом заслуживают особого внимания. Прежде всего, на них гуманная надпись: «Не рекомендуется лицам до 12 лет». Спасибо за заботу! Но я в свои почти пятьдесят девять с трудом смотрел бесконечные издевательства мужчин друг над другом – одинаково отвратительных и охранников, и заключённых.

Чуть повыше другая надпись - авторы завлекают нас: « В фильме впервые вскрыта шокирующая и в то же время притягательная, как всё запретное, жестокая сущность зоны с её порядками».

Вот именно «ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ».

Ключевое слово. Патология, болезнь притягивает. И здесь невольно задаёшь себе вопрос – больно ли современное искусство, или оно само есть болезнь? Не превратилось ли оно в большую психиатрическую клинику, в которойдано уже нет для художников, а в большом разнообразии пациенты,демонстрирующие свои болезни – на экране, на холстах и фотографиях,ваяющие их в камне, а то и просто уподобляющие себя "нашим братьям меньшим".

Можно сколько угодно бить себя в грудь о поступательном ростеи стремительном омоложении наркомании у нас в стране, сокрушаться, что скоро догоним мирового лидера по числу самоубийств Литву, но если мы не поставим заслон на пути к обществу патологии, то и получим патологическое общество. Ложь, что современное искусство не воспитывает. Ещё как воспитывает! И даже кодирует нас!

Кодирует на свою нравственность, свою героику, свои мечты и идеалы. Бессовестно эксплуатируя при этом физиологические особенности нашего организма

Ещевсередине 30 - хгодовнемецкий психолог ВильгельмРайхубедительнодоказалнеразрывную связьсексуальностиистраха. Каждыймужчина,если пороетсявзапасникахсвоегоподсознания,обязательноотыщетвнихте представления, тотсексуальныйархетип, который двигал,толкал,развивалеговозбуждение,влечение, желание. Несекрет,чтопочти всегда (87% )этоиестьдружбасТанатосом - игравсмерть. Оттаксказатьееоблегченныхвариантов - различныхформфлагелляции, до «тяжелойартиллерии» - всевозможныхкровопусканий, кровопийств, и убийств.

Всем этим «джентельменским» набором активно пользуется наш уважаемый «общий родитель». Тупо и, к сожалению, не без успеха, убеждаянас в нашей криминальной сущности, поднимая из подсознания инстинктивные желания и влечения, и что самое главное, очень часто подсказывая возможный выход их, путь в социум.

Помните, во время погрома на Манежной - телеэкраны с рекламой: молодцы, курочащие автомобиль, а потом буквально через несколько минут здесь же, рядом с этим экранами другие: бритые и кожаные, жгущие и терзающие настоящие автомобили.

Индуцированные психозы, механизмы их распространения давно и хорошо изучены. Вот мнение одного из ведущихроссийских специалистов в области агрессивного поведения, кандидата психологических наук Сергея Ениколопова: « Работая в Центре психического здоровья, убедился: стоит по ТВ подробно, как это у нас любят, с показом трупа в разных ракурсах, рассказать о самоубийстве или убийстве - жди прямо-таки шквала подобных преступлений. Это вам любой психиатр подтвердит».

Психиатр-то подтвердит. Но почему-то мы все время наступаем на одни и те же грабли?

Так до сих пор и не ставшие историей события на Дубровке. По данным Фонда общественного мнения ВЦИОМ тогда на начало ноября 2002 года67% россиян испытывали «страх», шок», «потрясение». Впечатляющий результат телекодирования! После Бесланской трагедии эта цифра уже составила 73%.

Ещё одна немаловажная проблема. Наш «общий кино и теле родитель» не только стал эксплуатировать сексуальность, но и озаботился её воспитанием. Сегодня в каждом, почти без исключения фильме есть своясексуальная «изюминка». Такие сцены по замыслу авторов фильмов должны заставить зрителей прийти ещё раз в кинотеатры, сесть к телевизору, будут вспоминаться ими и обсуждаться. Расчёт верный. Ещё памятна эпоха когда «секса у нас не было», а тут – пожалуйста: смотри и учись! Последнее слово наиболее страшное. Его-то и забыли те, кто запускает в общество далеко не безобидные сексуальные образы.

В «Грузе – 200» охваченный страстью к секретарской дочке капитан Журов сладострастно наблюдает как она покорно снимает трусики и отдаёт их ему, а затем капитан насилует её с помощью бутылки. В «Хостеле-2» обнажённую девушку, подвешенную вниз головою долго и смачно режут, сливая кровьналежащую под ней вампиршу. (Боровчик в «Графине Батори» избежал подобного натурализма. Но он классик, а здесь ширпотреб).

Вот такой он «учитель» и наш «общий родитель». Сегодняшние его «уроки» – итог давнего идолгого пути. Начались они в приснопамятные демократические 90-е, когда «свободная» Россия жадно и неосторожно стала осваивать западные ценности, далеко их не лучшую часть.

Застрельщиком такого познания выступило телевидение. В начале 90-х на экране замелькали голые красотки с оттопыренными попками, облизывающие пальчики. Зрелище было по-купечески дремуче -пошлым. Но тогда это никого не смущало, и даже казалось революционным. Народ еще млел на «Клубничке», еще не распробовал «Сладкий пирог», еще рейтинги скакали вверх, а телевизионные начальники уже думали, что делать дальше Они -то хорошо знали «приедается все».И вот - соломоново решение. Объяснить секс, показать его разнообразие. Хлынули фильмы про геев, лесбиянок, с экрана в тех же криминальных сводках стали подробно и неквалифицированно объяснять что такое педофилия и инцест. В ток-шоу «Про это» Елена Ханга дотошно выпытывала о дне и месяце «сексуальной инициации».

Как ни верти, секс в исполнении нашего «общего родителя»получилсяустрашающим и болезненным. А инстинктивные начала, это нам всем известно со школьной программы,усваиваютсяи сознанием и подсознанием лучше всего.

В 1997 году, в самом начале нашего экранного сексуального воспитания, когдаеще только осваивались такие понятия, как «голая баба», «мастурбация», и на всех экранах усердно лепился привлекательный, почти героический образ валютной проститутки, по тогдашнему «путаны»; мне пришлось участвовать в пока единственной публичной облаве на проституток в Москве, на Тверской. Выловили чуть больше 300. Сразу поразил возраст. В основном 14 -15 лет, попадались даже 12-ти летние. Старше двадцати -десятки, тридцати -единицы. Собрали их всех в зале. Сначала префект Центрального Округа Александр Музыкантский убеждал их вернуться к учебе и «нормальной работе», затем мы, журналисты поинтересовались, какая дорожка привела их к панели. Оказалось, что среди многих, наиболее протоптанная - экранная.

Кумиром почти всех «ночных бабочек» была героиня фильма Петра Тодоровского «Интердевочка». Хорошего, кстати, фильма, отнюдь не героизирующего проституцию, ачестно пытающегося разобраться в ее причинах. Но все психологические изыски остались для интеллектуалов, девочки их просто не заметили, зато уяснили одно: телом можно зарабатывать и не мало. Раз так - вперед и с песнями, на Тверскую, ипо всей стране! Фильм этот тогда шел в кинотеатрах. Казалось бы, достаточно. Можно ограничится. Но нет. В порыве «сексуального воспитания» телевидение показало его не раз и не два. Результат? Читайте выше.

Николай Филиппов,

психотерапевт.

Комментировать от
или
еще рекомендуем