Я здесь:
7
3

Успеть...

Успеть... фото 1

Небо.

Такое голубое-голубое. Солнышко во всю палит. Музыка играет.

 Ах, да, сегодня же праздник - День молодежи. И настроение - бесшабашно-беззаботное. Такое бывает, когда ты еще не знаешь, что тебя ждет  впереди и веришь, что все еще будет и будет только хорошее. А тебе - 18. И на тебе - сарафан, беленький в красный горошек. Мама сшила. А еще столько впереди. Только не беззаботного.

Стучусь в дверь. Открывает довольная Нинка. - Ну что, пошли? - Пошли. И мы, разнаряженные идем - на местной площади музыка и танцы. День молодежи же.

Не успеваем спуститься, соседка - баба Оля, приоткрыв дверь, заговорщически подмигивает и протягивает письмо: - А вот тебе двойной праздник! От мамы! Пляши!

Нина торопливо вскрывает конверт, пока мы спускаемся с пятого этажа и радостно читает. Только отчего ее брови хмурятся, а глаза наливаются слезами и губы начинают дрожать?

-Марин. Ты прости. Я не пойду. Иди одна.

Недоумеваю. Что произошло?

-Братишка семилетний руку потерял. По плечо. Под комбайн попал.

Нинка уже не сдерживается и воет. Мы уже бредем обратно, на пятый этаж. Удивленная баба Оля опять высовывает голову из-за двери и квохчет: - Нина, Нина, что случилось? Зайди.

Вообще то Нинка снимала квартиру у бабы Шуры, вернее, баба Шура жила в квартире, а Нинка снимала комнату. Но то ли Нинка такая была, то ли бабушки ей такие доставались, но ее любили все. И свои, и чужие, и приходящие к бабе Шуре подружки. А баба Оля была соседкой бабы Шуры.

Баб Оля затаскивает нас в квартиру и усаживает за стол. -Так, давайте чайку.

 Нинка, не хнычь. Рассказывай нормально. - А может, вам наливочки? Своей, домашней, не повредит.


Мы плачем, но киваем отрицательно. А от чая не отказываемся.

Так я впервые с бабой Олей и познакомилась. В ту пору я не понимала Нинкиного увлечения этой категорией людей. Баабушки. Ну что там интересного? Вокруг молодость, столько всего надо успеть. И работать, и учиться и любви же хочется.

Не прошло и двух лет, как я опять встретилась с баб Олей. И опять повод нехороший, не то что нехороший, трагический. Нинкин отец повесился. Не выдержал проблем, нехватки денег, проблем с жильем (они тогда уже с Ниной вместе снимали квартиру), зарплату не платили полгода.

-А то переходи ко мне жить! - настаивала тогда баба Оля, когда Нина отрешенно смотрела в какую то точку. Трещину на стене рассматривала? Или уже не было сил и слез, чтобы даже ответить.

-Нет, здесь без вариантов - тут уже возмущаюсь я. -Мы ее забираем. - Тем более, Нинка вообще и не моя подруга сначала была, это мама ее к себе пригрела, а потом уже и мы с ней сдружились.

Нина прожила у нас две недели, а потом приехала ее мама, бывшая с отцом в разводе и увезла ее на родину. Расставшись, мы поклялись - обязательно, обязательно видеться по крупным событиям и ездить друг к другу по очереди. Все-таки расстояния теперь между нами было огромное. Как оно там.

Сначала все соблюдалось. Я родила сына, а потом Нинка, у которой серьезные проблемы с деторождением, родила прелестную дочурку. Конечно, я тут же примчалась. С полуторагодовалым сынишкой. Три дня поездом. Но оно того стоило.

Через три года - Нина ко мне приехала. Со своей замечательной дочуркой. А потом, как то все закрутилось, завертелось. Очередь нарушилась (это я негодяйка ) Свои проблемы, нехватка времени. Письма, письма, редкая телефонная связь. Но несмотря ни на что - всегда чувствовалась эта искренняя, больше чем сестринская, поддержка и любовь.

Я не то что забыла про бабу Олю. Но честно говоря - мало ли что могло случиться? Возраст, нездоровье. И не помню уже, где она живет. Район помню, пятый этаж помню, а дом забыла.

Восемь лет назад Нина не выдержала. Примчалась опять. Мама моя радостно носилась, покупала подарки Нине и ее дочери. Мы прокололи здесь ушки дочери, и покрестили и Нину и ее дочурку. С тех пор Нина стала моей крестной сестрой - а маме дочкой. Но оно уже и было так по сути.

Ну а что баба Оля? Первым делом, как Нина приехала, после слез-объятий-посиделок, спросила: - как там баба Оля? Как она?

Как мне стало стыдно. Живу в одном городе, и даже забыла где она живет. А Нина все эти годы созванивалась с бабой Олей, интересовалась ее жизнью, делилась новостями.

И вот. Вот этот дом, пятый этаж. Баба Оля! Как будто совсем не изменилась! Сухонькая, чистенькая, в «бабушенском» халатике. Суетится, бегом накрывает на стол. – Девки, а может… - и глаза как будто помолодели, - по наливочке?

Мы хохочем. – Баб Оля, ну ты даешь!

И не скажешь, что 85. Квартирка трёхкомнатная. Чистенькая, опрятная, как и сама хозяйка. Нет навороченной мебели и бытовой техники, но она здесь и не нужна. Уют – он же не от этого, а от тепла наших сердец, от чистоты мысли, от внутренней порядочности.
Мы пьем вкуснейшую наливку и болтаем, болтаем.

И опять время улетело. И опять все кое как. Работа, личная жизнь, рождение дочурки.

И тут. Мама умирает. Боль, страх, мир рухнул. – Нина, я понимаю, что далеко и долго, может успеешь?
Нина рыдает в трубку. - Мама Лена... Как же так? Я так ей должна...

Нина успевает. Приезжает как раз на похороны. Я не знаю, что было бы со мной без нее. Она помогает готовить, помогает мне дома, помогает собрать мысли в кучу. И просто – что она рядом, согревает душу.

-Баба Оля! – Нина бежит к ней одна. Я не могу. Несмотря ни на что, я уже работаю, да и дочка моя приболела.

А мне стыдно. После отъезда Нины я звоню бабе Оле. Я же уже знаю адрес, и телефон и фамилию. И вообще. Хоть баба Оля и шустрая еще, она все таки довольно возрастная бабушка. Скорее всего, нужна помощь.

Мы встречаемся. Но тут уже я на «работе». Мы болтаем о том-о сем, баба Оля поит меня чаем. Удивительно, но она совсем не изменилась. Так же сама убирается, стирает и так же готовит наливку.

Кое как я уговариваю бабу Олю, чтобы найти ей помощника по дому. Ставлю к себе на контроль - хоть баба Оля сначала сопротивлялась и ругала со мной. Да -  и сын у нее есть, да и внучки, правда живут не рядом, но навещают. Но опять же, давление. Бывает, что баба Оля и встать не может, ждет, когда отпустит, а потом опять начинает копошиться по дому.

-У нас же семья большая была… Одна сестра в войну погибла. Одна еще до войны, в 37 – м, от аборта умерла. Третья, уже после войны, раком заболела. Только тогда диагноз все не могли поставить. А братЫ мои уже на пенсии скончались. А я вот все живу, одна, наверное, за всех доживаю.

С бабой Олей мы с того времени так и общались. Она мне звонила по рабочему телефону, обсуждали и рабочие моменты и личные. Ну а потом. Потом я ушла в декрет. И опять все закрутилось – завертелось.
Только в Новый год у меня телефон зазвонил. Стационарный. –Нинка. Ей так дешевле. Да и я, как старушка, не хочу телефон этот снимать. Уже все телефоны поснимали, а мне так удобно. Хоть и не разрывается он уже, как раньше. Но пускай стоит.

Нинка взахлеб поздравляла меня. С Новым годом, с новой дочкой и передавала горячие приветы.

А мне опять стало стыдно. Все порываюсь позвонить и…Вот на интернет нахожу время, на детей, на личные дела. А вот взять и позвонить.

Вот может и глупо все это. Но после просмотра новостей о бедной бабушке, умершей после обвинения в воровстве, после моей работы, напрямую связанную с бабушками, а может, после потери мамы…А может, и бабушка невестки вспомнилась – чудная и хорошая, я все хотела мужа с ней познакомить, а все как то – бежим, бежим…Не успели. Похоронили. И не познакомили.

И подойти вот к сыну. Ну и что, что он взрослый – обнять, спросить, ну как оно? 

Мужа подбодрить- не дергайся, прорвемся, дочку выслушать про ее "важные" дела,  подружке комплимент сделать – ты так чудесно выглядишь, бабушек навестить. 

Можно и не успеть.

Ругаю себя сегодня. Звоню бабе Оле- та обрадовалась, голос молодой, звонкий. Ну и что, что в январе 93 стукнуло. -Ползаю, говорит. Стираю сама, потихоньку ковыряюсь. Скриплю. Радуюсь жизни…

Успела.

Комментировать от
или
  • ​грустинка, одну бабушку свою, как и дедушку, я ни когда не знала, а со второй у нас как-то не сложилось, деду многое не успела казать,... и вообще ни когда не стоит откладывать сказать важных слов своим родным, ведь ни когда не знаешь что будет завтра... почаще говорить родным теплые слова звоните, ели они далеко да если не далеко тоже.... 

    • Можно не успеть, я вот не успела.. очень очень многое. 

      А про бабушек, я пока училась, поменяла три квартиры с бабушками и одним дедушкой. На первой я прожила год и не сошлись мы характерами.На второй прожила 2 года, там жили бабуля и дедушка, они мне стали родными на то время. оч хорошие, но дед умер, родственники посягнули на квартиру. нас выселили и я переехала к деду. ему тогда было 93 года и он еще при царе родился) шпарил стихи наизусть, так я у него и жила, пока и учебу не закончила. Дедушки уже нет, царствие ему вечное. Хороший был.

      • Да. Это грустно. И маме надо вовремя сказать, что ты ее любишь. Понимаешь... Не потом, а вовремя. Я о много сейчас сожалею.

      • я даже в последний ее день не смогла  нормально пообщаться, и до последнего она была в сознании, но я не верила, что это конец, убеждала ее что она сильная и скоро бегать будет, если б я только на минутку могла представить, что это ее последние часы, я бы не эти слова говорила.

      • Ты знаешь. Мама до последнего скорую не хотела вызвать. Знаешь же, как у нас врачи относятся. Потом вызвали, а ей уже тяжело совсем было. И она там в кому впала. Я никак не могла понять. Ну как это кома? Кое как выпросилась - по связям - в реанимацию. А мама лежит, ну как лежит. Спит, храпит. Я и не могла подумать, что вот это и есть кома. Я с ней разговаривала - мне почему то показалось, что она как маленький ребенок. Я ее мамой не могла назвать, язык не поворачивался. Хотелось ее взять, как маленькую убаюкать, успокоить. Разговаривала, разговаривала - а она бровью ПОШЕВЕЛИЛА. Как будто муха села, а руки заняты, не может спугнуть. Я была так рада - такие надежды. Заказала сорокоуст за здравие. Настроилась на все - что мама лежачая будет, что трудности. А на следующий день мне сказали - все. Никакой надежды. Запустили попрощаться. Это страшно. Тело есть, дышит, а мозг мертв. Только сердце еще работало. Не верила - опять в  цекровь поехала. А утром мамы не стало....

      • фух, как все это тяжело, рано так мамы наши ушли.

      • Да, Ириш. Моя все говорила - дожить бы, внука в армию проводить. Это про сына моего. А я ее ругала - ты еще и на свадьбе его еще плясать будешь. А она даже до армиии не дожила, не увидела какая Василинка прикольная стала, со Снежанкой не познакомилась...

    еще рекомендуем