0
8

Обида многолика

Обида многолика  фото 1

Рассмотрим два «крайних» вари­анта.

Один это - прежде всего упрек, обвинение другого, желание его «наказать», дать почувствовать свою вину или даже поиск оправдания собственной агрессивности и недо­брожелательности. Так обида может перейти в чувство мести.

Желание причинить боль «обидчику», столь знакомое и понятное чувство, это в определенной степени проявле­ние детского механизма «отражательных» (зеркальных) реакций: ребенок улыбается в ответ на улыбку, сердится (если не пугается и не плачет) в ответ на выражение агрессии и т. п. И человечеству такая реакция была прису­ща: «око за око, зуб за зуб». Но подобно тому, как чело­вечество в своем развитии преодолело эту модель поведе­ния, так и каждый человек по мере взросления, зрелости переходит от реакций отражательных к осмысленным ответам на событие.

Мне довелось как-то присутствовать при разговоре с немолодой женщиной, проработавшей всю жизнь на одном месте и уволенной в результате сокращения невзлюбившим ее новым начальником. Друзья уговаривали ее «отомстить», для чего в тот момент у нее были все возможности. «Нет! — сказала она твердо. — Нельзя отвечать злом на зло: от этого количество зла в мире только увеличится. Это — тупик. Если хочешь ответить на зло, преодолеть его, — сделай доброе дело, увеличивай количество добра в мире».

Я не знаю, всегда ли возможно и правильно так поступать в подобных случаях (наверное, и никто не знает). Важно, что это был ответ взрослого человека на событие жизни, а не детская реакция.

Другой лик обидчивости — это следствие и проявле­ние общего чувства обделенности (ближним, дальним, вещами, любовью, жизнью), ощущение типа «мне всегда не везет». Ощущение обделенности здесь соединено и скреплено ожиданием ее, готовностью к ней. И любой факт жизни рассматривается через «фильтр», подтвержда­ющий эту обделенность.

Приведем пример. Огромная очередь за билетами в разгар отпусков. Как всегда, когда кончается рабочее время и неумолимо закрывается окошко кассы, остается хвост напрасно надеявшихся успеть людей. И почти всегда можно услышать: «Ну вот, прямо передо мной! Так и знала! Мне всегда не везет».

А ведь можно сделать и другой вывод, например: «Надо приходить раньше. Я всегда опаздываю. Я не умею точно рассчитать время». Такой вывод — шаг к изменению, хотя бы к усилию для изменения. Но если усилия делать почему-то не хочется (или трудно, не можется), человек ищет чувство, которое бы и себя пожалеть помогло, и эту пассивность оправдало: «я такой несчастный, невезучий, незадачливый...» Такая позиция часто неосознанно рассчи­тана и на ближних: неужели у них «каменное сердце» и они не отзовутся на эти мольбы о помощи и жалобы на судьбу? Жалоба, конечно, имеет основания — обидчивому, действительно, труднее жить, ощущение невезучести мо­жет привести к реальной невезучести. Но не лучше ли вместо жалобы попробовать преодоление?

Комментировать от
или
еще рекомендуем