0
9

Горе до срока сражает унылых...

Проведем эксперимент решением задач, три группы.
Первая серия: одной группе дают задачи, решаются в 100 % случаев,
второй — задачи, из которых в действительности решаема только половина, в третьей — все задачи не решаемы. Далее, во второй серии всем трем группам дают не решаемые задачи, а в третьей серии — решаемые.

Оказывается, что в третьей серии лучше всего справляются с задачами участники второй группы — те, у кого в первой серии была не решаема половина задач. Почему?

По аналогии  читатель понял причину худших показателей в третьей группе — ее участники дважды обучались беспомощности. Но почему, же участники первой группы решали задачи хуже, чем участники второй? А дело в том, что полный неуспех во второй серии — по контрасту с полным успехом в первой — привел к еще большему ощущению «беспомощности», чем у участников второй группы.

Ведь испытуемые второй группы в первой серии усвоили, что часть задач решается, часть не решается. У них не было ощущения своего всемогущества в решении задач и потому не возникло столь сильного чувства провала от того, что во второй серии они не решили ни одной задачи. Между прочим, здесь мы видим как бы модель двух разных причин неспособности к преодолению трудной ситуации.

Одни сразу опускают руки оттого, что впервые сталкиваются с трудностями, не привыкли делать усилия, не имеют опыта преодоления Другие, наоборот, оттого, что в прошлом у них только отрицательный опыт, от обучения беспомощности («мне всегда не везет», «у меня не получится...»). Да ведь и жизнь подсказывает: перед трудной ситуацией могут оказаться равно беспомощными и избалованные ею люди, и согнувшиеся под обрушившимися на них бесконечными ее ударами. В том и в другом случае важно помочь им почувствовать возможность преодоления; но во втором — это и важнее, и труднее.
 

Комментировать от
или
еще рекомендуем