0
50

15 вещей, которым я научу сына.

15 вещей, которым я научу сына.  фото 1

Алексей Машегов

У меня нет автомобиля, и вряд ли будет - узнав недавно термин «carfree», понял, что это я. Руки у меня растут из того места, где, по некоторым оценкам, пребывает российский футбол. Хрестоматийное «гвоздь забить» - как раз мой максимум, уже сборка игрушечки из «Киндер-сюрприза» может загнать меня в инженерный ступор. Не объясню я сыну, что такое карбюратор, не покажу примером, как круто выныривать из под капота с чувством глубокого удовлетворения: «Ну вот, сделал…», не научу столярничать и чинить кран. Осознание этой своей ущербности заставило задуматься: а что же я вложу в своего Василия, если отцовская программа-минимум мне недоступна? Вышел вот такой список (очередность произвольная)…

1. Уступать в общественном транспорте место женщинам

Если место только одно – уступить его маме. Годам к пяти мальчик уже должен это знать и делать. Очень простой и практичный способ привить сыну правильное отношение к женщинам и понимание мужской роли в этом мире. Для мальчиков, которых везде возят на машине, правда не годится, но, по-моему, мальчики, которых везде возят на машине – имеют проблему уже только от этого. Не зря мудрые американские миллиардеры стремятся окунуть своих детей в жизнь обычных людей, чтобы они хотя бы имели о ней представление и могли адаптироваться, если вдруг придется.

Сюда же – другие важные мелочи этикета, необходимые для маленького джентльмена. Подать девочке руку, когда та выходит из автобуса. Помочь ей надеть пальто. Открыть дверь, чтобы она зашла первой. Пусть он не знает, что для жульена требуется специальная кокотная вилка, а спаржу можно есть руками (но только, если она без соуса!). Но без базовых правил – это будет не сын, а сын Ноя. Хам.

2. Не обижать слабых

Это в песочнице закладывается. Дети – они, конечно, ангелы, но в песочницах они себя ведут, как демоны. Все хотят доминировать, владеть сразу всеми формочками и не делиться совочком. Песочница – царство грубого насилия. Бьют наотмашь, тем же заветным совочком, без скидок на пол и возраст. Ребятишки постарше стараются держать себя в руках, но совсем крохи – неистовы, как братья Емельяненко в клетке MMA. Мамы, конечно, одергивают: «Нельзя бить Олесю, ей же больно», но какой боец услышит женщину на пике боевого задора? Отцы, играйте с сыновьями в их песочницах! Спокойно и убедительно объясняйте, что действительно нельзя. Даже если очень хочется заполучить это красное ведерко, а его хозяин – в два раза меньше тебя и вообще девчонка. А чтобы всерьез понять, что Олесе больно – ребенок должен это на своей шкурке ощутить. Инстинкт матери – заступиться и пожалеть, если ее солнышку зарядили лопаткой в нос. Отец может спокойно зафиксировать: вот видишь, как неприятно? Не поступай так сам.

3. Терпеть боль

У меня высокий болевой порог, и это здорово помогает в жизни. У обеих моих дочек – тоже. Не берусь судить, гены это или нечто другое, но когда они в младенчестве ударялись, падали, стукались – я не бежал к ним в панике, чтобы зацеловать до дыр болячку и настучать по скамейке, с которой встретился дочкин лоб – «ай, какая плохая лавочка, ну вот мы ей зададим!». И мам с бабушками останавливал. Бабушек, правда, никогда не получалось остановить. В большинстве случаев – полежит себе ребенок, посмотрит, что никто к нему не несется жалеть, похнычет чуток, отряхнется и дальше пойдет. Вася, слава Богу, крепким парнем растет – на прививках не пикает, на прогулках удивляет других мамочек своей суровой мужественностью. Плакать от физической боли вправе только девчонки, сын. Мы можем позволить себе плакать из-за совсем других вещей. И только иногда. Но все же можем.

4. Читать книги

Чтобы вы не решили, что я воспитываю терминатора, вот такой пункт: читать книги. Ключевое слово – книги. Сейчас ведь полно вроде бы умных людей, которые читают только посты, форумы, статьи в интернете и Википедию. Им этого хватает. Не хочу, чтоб мой сын этим довольствовался. И к бумажным книгам буду его приучать. Пусть это и старомодно. Здоровый консерватизм только украшает мужчину.

5. Ценить живопись и разбираться в ней

Еще одно эстетическое умение, которое становится все более редким. Знатоков современного искусства – тьма, тех, кто хотя бы не путает Моне и Мане – куда меньше, по моим наблюдениям. Я рисовать совершенно не умею, но в живописи (на дилетантском, конечно, уровне) более-менее подкован. В детстве любил собирать открытки «с картинами», наборов 100 у меня было разных – от Эрмитажа и Мюнхенской Пинакотеки до Ташкентского музея искусств. Непременно передам Василию свое восхищение Андреем Рублевым и фламандскими натюрмортами, буйством импрессионистов и строгостью Рембрандта. И нашими красноярскими Суриковым и Поздеевым пусть гордится не на словах, а ведая повод для гордости. Подрастет, пойдет с девушкой гулять, узнает, какой эффект дает небрежно брошенное: «Этот закат словно с полотна зрелого Куинджи».

6. Не стесняться говорить простые слова

Не стесняться говорить близким людям простые и важные слова: спасибо, я тебя люблю и т.д. Казалось бы – чему тут учить? Если все мужчины говорят своим мамам «люблю» не только на их днях рождения и 8 марта, а без повода и регулярно – тогда нечему. Но я-то знаю, что это не так, по себе знаю. Мы, мужики, боимся таких слов, такие слова оголяют нашу броню, под которой – маленький мальчик, никем не наученный быть нежным и благодарным. Сынок, бронежилет нужен трусу, тебе это не надо.

7. Принимать решения и нести за них ответственность

Возможно, это вообще самое главное. И если сам так не живешь, то и у сына вряд ли получится. Когда прячешься за чьей-то спиной и в чьей-то тени, хоть на работе, хоть в семье, значит, эти спина и тень - есть. Ну так и сын туда же спрячется. А там ведь хорошо, ничего не угрожает, сухо и комфортно. Если не грузиться параллелью – где еще сухо и комфортно – вообще красота. Евнухам, говорят, тоже живется припеваючи – столько забот и невзгод сразу отпадает вместе с первичным гендерным признаком…

Короче, этот пункт реализуется только через личный пример. Иначе никак.

8. Завязывать галстук

Галстук можно надеть всего три раза в жизни – на выпускной, на свадьбу и на собственные похороны. Но в первых двух случаях завязывать его мужчина должен сам. Я на что криворукий – а это умею, спасибо отцу.

15 вещей, которым я научу сына.  фото 2

В промежутке между первой и второй частями этого текста я научил сына (ему год и пять) совершенно бесполезной, но искренне радующей меня «умелке». Я его спрашиваю: «Вася, какое место займет «Спартак»? Он показывает один пальчик. Мама слегка ворчит – я путаю Василия, изначально единственность пальчика обозначала ответ на традиционный вопрос: «Сколько тебе годиков?». Гораздо более важные навыки, которые я постараюсь заложить в своего сына – дальше.

9. Различать, что смешно, а что нет

Чувство юмора – неуловимая и загадочная штука. Почему одни умеют смешить легко и непринужденно, а у других потуги пошутить – как пудовые гири? Непонятно. Наверное, этой легкости нельзя научить. Но можно заложить в ребенке верную систему юмористических координат. Пожалуй, все дети проходят, года в три-четыре, период увлечения фекальным юмором. Упоминания какашек и попы их дико веселят. Судя по популярности «Камеди клаб», очень и очень многие из этого периода не выходят никогда… Со своими дочками я поступал так: давал время, чтобы просмеяться над очередным «А что если слон накакает кучу с пятиэтажный дом, ахахахаха», даже смеялся вместе с ними. Где-то с месяц я их поддерживал в культивировании этой новой, горячей темы, не акцентировал на ее неприличности и, тем более, запретности. А потом начал мягко указывать, что это – не смешно, а глупо. Вы знаете, сработало. Сопряженное с чувством юмора качество, весьма, на мой взгляд, ценное для мужчины – здоровая самоирония. «Не хочешь, чтобы тебя выставили на смех за твой косяк? Так улыбнись над ним первым» - многократно проверенный папой рецепт пригодится и сыну.

10. Не быть глорихантером

В буквальном смысле, глорихантер – это тот, кто болеет за футбольную команду, которая постоянно выигрывает. Потом начинает побеждать другой клуб – и «глорик» становится уже его приверженцем. Футбол футболом, но я шире вопрос ставлю. Хочется, чтобы сын не гонялся за модой, а был верным собственным пристрастиям – во всем. Пусть меняются, например, его музыкальные вкусы, главное, чтобы это были его вкусы, а не то, что слушают все одноклассники. Друзьям нужно быть верным, любимой… Отец, успокоившийся, с Божьей помощью, только с третьей женой, возможно, не самый лучший пример в последнем случае. Ну, антипример – тоже эффективный инструмент назидания.

11. Спокойно относиться к быту

Речь не о том, чтобы сделать из сына аскета, обретающего спокойный сон лишь на гвоздях или, в крайнем случае, на голом полу. «Принц на горошине» - одна крайность, заросший бард, высокомерно презирающий все материальное – другая. Но оба снобы. Здорово, если Василий научится комфортно чувствовать себя везде – хоть в общаге с общим душем, хоть в пентхаусе с оранжереей. Хорошая мебель, достойный ремонт, современные предметы быта – отлично, если они есть, они делают жизнь приятнее. Но не они делают жизнь жизнью.

12. Бить первым – когда это необходимо

Тут задача отца, по моему разумению – объяснить, что есть грань, после которой драка неизбежна. «Любой спор можно решить словами», - учила мама Малыша (того, который с Карлсоном). «Нет, не любой! Я сказал Кристеру, что могу побить его. А Кристер сказал, что он может побить меня. Как мы могли решить этот спор словами?» - резонно возразил Малыш. Со мной был случай, не хочу хвалиться, но в качестве примера приведу: шел себе вечером домой, увидел, как в школьном дворе трое пьяных пристают к девушке. Ну какие тут слова? Обошлось в итоге хорошо: и девушка успела убежать, и у меня всего лишь сотрясение. Мужчина должен быть готов к ситуациям, когда пацифизм и христианская терпимость не помогут. Не так уж часто, на самом деле, требуются кулаки: подавляющее большинство конфликтов действительно решаются словами или ногами – можно и убежать, когда никого этим не подставляешь. А если нельзя… значит, бей первым, Вася. Но никакой отец не расскажет, как увидеть эту грань. Все приходит с опытом и шишками.

13. Любить Родину

В школе этому не научат, скорее наоборот. Принудительные прививки патриотизма от нашего государства столь неуклюжи, что за детей страшно. У нормального ребенка все эти «дни флага», «дни гимна» и просмотры эстафеты Олимпийского огня (в обязаловку, иначе - родителей в школу!) вызывают либо скуку, либо активное отторжение. Я хотел бы, чтобы у моего сына появился иммунитет к тошнотворной патриотизации. Чтобы он полюбил свою страну, проникся уважением к ее народу и истории до того, как ему начнут это навязывать неумные люди и нелепые учебники. А может, круче быть гражданином мира и поплевывать на «рашку» в соцсетях? Я так не думаю – разве что-то путное вырастет без корней?

14. Не идеализировать Родину

Сыну придется осознать, что ему жить в стране, где понятия сильнее закона, а креативный класс не вытеснит гопоту (на Васином веку уж точно). Я не говорю, что это правильно. Но это так. Разговаривать с гопниками – умение, без которого городскому мальчишке в России тяжко. В комментариях к первой части мне писали, что и мать способна всему этому научить. Вот тут уж мама точно не помощник. Предвижу новую волну комментариев о моей психической неуравновешенности и закомплексованности. Пишите на здоровье, это неопасно. А вот когда к подростку подходит кекс в шапке на затылке и говорит «Слышь, дай позвонить» - тут опасность есть. А всего-то надо спокойно ответить: «Ты попутал, братишка». Отдельный пласт уличного фольклора – тюремные загадки. Разгадать их невозможно, надо просто знать ответы. «Стоят два пенька, в одном нож, в другом…» - впрочем, не буду продолжать. Цензурно не получится, а с купюрами – вся прелесть этого устного народного творчества пропадет.

15. Верить в Бога

Тут без особых комментариев, все, что хотел, я по этому поводу на «Летидоре» сказал. Будет верить в Бога – будет и в себя верить, созданного по образу и подобию Божьему, и вообще в людей. Да и позитивное мышление естественно присуще человеку, живущему с убежденностью: «Слава Богу за всё». Я мечтаю, чтобы мой сын вырос достойным мужчиной. Был счастлив и делал счастливыми близких. Служил людям, России, Господу – и это служение давало ему радость и покой. Сбился я на громкие слова, простите. Громкие слова – подозрительны, я понимаю. Но они – от моей любви к моему Ваське.

Комментировать от
или
еще рекомендуем